Бронетехника мира    

-->Вы вошли как Гость | Группа "Гости" .Приветствую Вас  Гость 

Главная | Бронетехника | Регистрация | Вход                                                                                         

Воскресенье, 23.07.2017, 21:39

Меню
Категории раздела
Начало танкостроения [15]
Развитие танковых войск [8]
Вторая Мировая Война [8]
После Первой мировой войны [24]
Наш опрос
Какой самый важный компонент соверменного танка по Вашему мнению?
Всего ответов: 305
Облако тегов
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Популярные статьи
Бронетехника Румынии
Дивизия СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер"
3-я Танковая дивизия СС "Тотенкопф"
2-я танковая дивизия СС "Дас Райх"
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 3
Легкие немецкие танки Первой мировой войны
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 2
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 1
Крейсерский танк CROMWELL(Англия)
Миномет под именем «Тюльпан»
Свежие материалы
3-я Танковая дивизия СС "Тотенкопф"
2-я танковая дивизия СС "Дас Райх"
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 3
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 2
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 1
Дивизия СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер"
Краткая история СС
Предыстория и причины появления танков
Германские танки Первой мировой войны.Итоги и уроки
Немецкие проекты 1918 года
Главная » Статьи » История БТВТ » После Первой мировой войны

Советские пулеметки.Часть 1

    Прежде чем начать рассказ о судьбе танкетки «Карден-Лойд» Мк VI в СССР, необходимо остановиться на тех разработках, которые велись отечественными конструкторами.


Танкетка Т-17 "Лилипут".Обращают на себя внимание резинометаллические гусеницы.

    Проектированием танкеток, или, как их тогда называли, «вездеходных бронированных пулеметов» в Советской России начали заниматься чуть ли не во время Гражданской войны. Во всяком случае, ставший уже «каноническим» проект боевой машины под названием «Щитоноска» был предложен неким инженером Максимовым в начале 1919 года. Проект этот сохранился в архивных недрах, причем даже в двух вариантах. Первый представлял собой машину массой 2,6 т с двигателем «Фиат» мощностью 40 л.с, защищенную 8 — 10-мм броней и вооруженную пулеметом «кольт» или «максим». Максимальная скорость движения машины должна была составлять около 17 км/ч. Единственный член экипажа располагался, сидя в кормовой части корпуса позади мотора. Второй вариант, который собственно и носил название «Щитоноска», отличался от первого тем, что водитель-пулеметчик располагался лежа. Двигатель должен был устанавливаться в кормовой части. Само собой разумеется, что в условиях Гражданской войны ни тот, ни другой проекты реализованы не были.

    Вновь к проектированию танкеток в СССР вернулись в конце 1920-х годов. 2 июня 1926 года командованием РККА и руководством ГУВП ВСНХ была принята трехлетняя программа танкостроения, в рамках которой предусматривалось изготовление так называемых «пулеметок сопровождения» — танкеток. Батальон таких «пулеметок» пла-нировалось придавать стрелковой дивизии при прорыве укрепленной обороны противника. Сформировать это подразделение предполагалось к декабрю 1930 года.

    Вскоре после принятия программы в ГКБ Орудийно-арсенального треста (ОАТ) началось проектирование одноместной легкой боевой машины под названием «Лилипут». Поскольку этот проект предусматривал создание специальной ходовой части и двигателя, то дальнейшего развития он не получил. Усилия же инженеров сосредоточились на проектировании машины, в которой использовались ходовая часть, двигатель и транс¬миссия танка Т-16. Проект танкетки под индексом Т-17 разрабатывался под руководством С.П.Шукалова при участии В.И.Заславского. Его успешная защита состоялась 3 марта 1928 года, а опытный образец был изготовлен на заводе «Большевик» в Ленинграде только к осени 1929 года.
Бронекорпус танкетки заимствовали от предыдущего отклоненного проекта (видимо, поэтому Т-17 обычно называют «Лилипутом»). Корпус выполнялся клепаным, из бронелис-тов толщиной 7 мм и 14 мм. В рубке машины, сидя, располагался водитель-пулеметчик. Пулемет ДТ (или спарка 6,5-мм пулеметов Федорова-Иванова) устанавливался в шаровом яблоке немного правее продольной оси машины. Боекомплект состоял из 1500 патронов. Прорабатывался и вариант, вооруженный 37-мм пушкой ПС-1, но от него в дальнейшем отказались. Наблюдение за местностью осуществлялось с помощью смотровой щели в лобовом листе рубки. При движении машины вне боя лобовой лист мог откидываться на петлях вверх. Для посадки танкиста в машину служила дверь в кормовой стенке корпуса, закрывавшаяся откидной крышкой. Для повышения проходимости, в частности, преодоления окопов, к кормовой части корпуса крепился «хвост» длиной 1 м. Длина танкетки с «хвостом» достигала 3,7 м.


Танкетка Т-23.

    В качестве силового агрегата использовался 2-цилиндровый двигатель воздушного охлаждения мощностью 20 л.с. конструкции А.Микулина, представлявший собой как бы «половинку» мотора Т-16. Как и в случае с по¬следним, на Т-17 двигатель и трансмиссия составляли единый силовой блок. В качестве механизма поворота использовался простой диф¬ференциал. Емкость топливного бака — 47 л. Силовая установка позволяла танкетке массой 2,25 т развивать максимальную скорость до 18 км/ч. У танка Т-16 была заимствована и пружинная блокированная подвеска, включавшая в себя по три тележки с двумя опорными катками на борт. Конструктивной особенностью гусеничного движителя ста¬ло применение гребневого зацепления. Резинометаллические гусеницы представляли собой резиновые ленты, усиленные внутри металлическими пластинами.

    Танкетку испытали пробегом в январе 1930 года, а затем после установки облегченной гусеницы — в июне. Она показала лучшую подвижность, чем легкий танк Т-18. Вместе с тем, очевидным ее недостатком являлась невозможность одновременного управления машиной и ведения стрельбы из пулемета одним членом экипажа. Кроме того, выявилась ненадежная работа трансмиссии. Серийное производство танкетки, которое планиро-валось развернуть на Сталинградском тракторном заводе (к 1934 году намечалось выпустить 1000 единиц), сочли нецелесообразным. Вскоре было принято решение о продолжении работ над двухместной танкеткой с использованием стандартных узлов танка Т-18.


Танкетка Т-17 "Лилипут". Хорошо видны конструкция хвоста и откидная кормовая дверь.

    Тем не менее, в ГКБ ОАТ разработали еще несколько проектов танкеток на основе Т-17. В этой связи следует упомянуть проект танкетки Т-17. Он создавался в январе 1931 года под руководством С.П.Шукалова; ведущий инженер проекта — Р.А.Аншелевич. Танкетка была двухместной и плавающей. Ее корпус собирался из броневых листов толщиной 4 мм и 8 мм. Скорость машины по шоссе — 30 км/ч, на плаву — 8 — 10 км/ч. Вооружение — пулемет ДТ Двигатель — «Форд АА». Ходовая часть — по типу танка Т-18.

    Проект танкетки Т-21, также разработанный на базе Т-17, представлял собой боевую машину с экипажем из двух человек. Она классифицировалась как «малая разведы-вательная танкетка». Толщину бронелистов довели до 13 мм. Двигатель и трансмиссию заимствовали у Т-17. Масса танкетки составляла 2,1 т. На ней планировалось установить пулемет ДТ.

    В 1930 году в ГКБ ОАТ создавался проект двухместной танкетки Т-22, экипаж которой размещался по схеме тандем.
Одновременно с Т-22 разработали проект танкетки Т-23, представлявшей собой облегченный безбашенный вариант танка Т-18. Однако при изготовлении танкетки на 2-м автозаводе ВАТО в проект внесли многочисленные поправки, которые существенно изменили ее конструкцию. Так, например, длину корпуса увеличили на 300 мм. В ходовой части применили опорные катки от Т-19, а не от Т-18. Ввели новую облегченную гусеницу и новое ведущее колесо, поскольку старые не обеспечивали достижения скорости 40 км/ч. Столь высокую скорость 3,4-тонной машине позволял развивать 4-цилиндровый двигатель воздушного охлаждения мощностью 60 л.с. Впрочем, за отсутствием такового на Т-23 пришлось установить мотор мощностью 35 л.с, применявшийся на танке Т-18. Параллельно с безбашенным вариантом танкетки рассматривался вариант с установленной на крыше машины вращающейся башней с пулеметом ДТ. Но он в металле изготовлен не был. Впрочем, отказались и от серийного производства безбашенного варианта — из-за его высокой стоимости. Цена машины оказалась сопоставимой с ценой легкого танка Т-18.


Схема компоновки танкетки К-25.

    В августе 1929 года УММ РККА разработало тактико-технические требования к колесно-гусеничной танкетке Т-25. При массе 3 — 3,5 т она должна была оснащаться двигателем мощностью 40 — 60 л.с, вооружаться либо пулеметом в башне, либо 37-мм пушкой в корпусе. Максимальная скорость движения планировалась в 40 км/ч на гусеницах и 60 км/ч на колесах. Поскольку ни одной танкетки, отвечавшей этим требованиям, в наличии не имелось, был объявлен конкурс среди предприятий ГУВП. В нем участвовали НАТИ и КБ завода «Большевик». При сравнении обоих проектов предпочтение отдали второму. Однако в КБ завода «Большевик» возникли проблемы с его окончательной доработкой.

    Таким образом, в конце 1920-х годов в разных стадиях разработки находилось сразу несколько танкеток. Правда, толку от этого было мало, поскольку ни одна проект-но-конструкторская организация не была в состоянии подготовить на должном уровне конструкторско-технологическую документацию к ней. Ну а заводы не могли обеспечить требуемое качество изготовления как боевых машин в целом, так и
наиболее сложных агрегатов, в особенности двигателей и трансмиссий. Сказывался низкий технический и технологический уровень советского машиностроения тех лет. Руководители армии и промышленности это хорошо понимали. В частности, в докладной записке дирек¬тора 2-го завода ВАТО руководству говорилось: «Наилучшим и наиболее верным способом для разработки конструкции танкетки завод считает закупку за границей соответствующих и зарекомендовавших себя агрегатов (моторной группы с коробкой скоростей и задним мостом). Это значительно облегчит разработку конструкции и рабочих чертежей танкетки».


Первые серийные танкетки Т-27 в Орловской танковой школе.

    Руководство ВАТО заявило, что из-за отсутствия чертежей танкетки, утвержденной к серийному производству, нет никакой возможности начать ее выпуск к 1 октября 1930 года. Помимо четырех — шести месяцев, необходимых для детальной отработки чертежей, к ним необходимо было добавить время на изготовление опытного образца, его испытания и исправление конструкции машины по результатам испытаний. Все это грозило сорвать программу танкостроения на 1929 — 1930 годы.

    В 1930 году с целью ускорения разработки бронетанковой техники и изучения зарубежного опыта в СССР было принято решение о закупке за границей лучших образцов танков и бронеавтомобилей. Для этого создали специальную закупочную комиссию во главе с начальником Управления механизации и моторизации (УММ) РККА И.А. Халепским. Первой страной, куда прибыла комиссия, стала Великобритания. Наибольший интерес здесь представляла фирма «Виккерс-Армстронг», где среди прочих, согласно утвержденной в Москве программе, предстояло приобрести образцы танкетки и малого танка. Однако в единичном экземпляре, тем более с документацией, продавать что-либо фирма категорически отказалась. Поэтому в результате переговоров, проведенных И.А. Халепским и представителем компании ARCOS (All Russian Cooperative Society Limited) с руководством фирмы «Виккерс», было приобретено 20 танкеток «Карден-Лойд» Мк VI и 15 танков Мк А (в советских документах «ВКЛ» и «В-26» соответственно).

    Танкетки должны были поставляться в период с мая по сентябрь по 3 — 5 машин в месяц. Каждая из них обошлась казне в 275 фунтов стерлингов, или 7 250 рублей. Первые машины прибыли в СССР еще до возвращения закупочной комиссии конце мая 1930 года. Все 20 приобретенных танкеток распределили следующим образом: три поступили в отдельный учебный танковый полк (МВО), пять — в 1-й полк механизированной бригады (МВО), три — в Орловскую танковую школу (МВО), одна — в школу военных автомехаников (МВО), две — на Броневые танковые курсы (ЛВО), три — в Военную техническую академию и три — на заводы промышленности. Одну (по другим данным — две) из трех последних танкеток вместе с комплектом документации в августе 1930 года отправили на 2-й завод ВАТО. По заданию УММ РККА завод должен был модернизировать английскую машину и подготовиться к ее серийному производству. Для этой цели на заводе была создана конструкторская группа из 5 — 6 человек во главе с Н.Н.Козыревым.


    Возможность установки на танкетке двигателя «Форд-АА» вместо «Форд-Т» прорабатывалась специалистами НАМИ, куда в июле 1930 года также поступила одна танкетка «Карден-Лойд» Мк VI. Поскольку автозавод в Нижнем Новгороде еще только строился и двигателей «Форд АА» не производил, планировалось в 1930 — 1932 годах закупить по импорту 690 таких моторов.

    На заседании РВС СССР 13 августа 1930 года 2-й завод ВАТО был окончательно определен головным по производству танкеток «ВКЛ». В том же месяце в ОКМО завода «Большевик» с участием группы Н.Н.Козырева состоялось рассмотрение вариантов доработки танкетки «ВКЛ» в соответствии с требованиями УММ РККА и, в частности, возможного перевода ее на колесно-гусеничный ход. Одновременно было принято решение о продолжении работ над танкеткой Т-25, но уже в гусеничном варианте и по образу и подобию танкетки «ВКЛ», которую с этого момента начали именовать как В-25, или К-25 («В» — от «Виккерс»; «К» — от «Карден-Лойд»). Таким образом, несмотря на частичное сохранение индекса Т-25, речь шла уже о совершенно другой машине.

    Первый опытный образец К-25 с двигателем «Форд-АА» и корпусом из простой стали изготовили 3 ноября 1930 года. При проведении испытаний, чтобы сэкономить время, гусени¬цы и ведущие колеса на нее переставили с английской машины. Однако результат испытаний оказался неутешительным — двигатель перегревался, запас хода был недостаточным из-за малой емкости топливного бака. Кроме того, предполагавшееся бронирование в 4 — 7 мм признали недостаточным. Словом, доводку машины следовало продолжить.
В начале 1931 года на 2-м заводе ВАТО изготовили второй опытный образец с новым корпусом и ходовой частью, усиленным бронированием и увеличенными габаритами. В таком виде танкетку приняли на вооружение Красной Армии постановлением РВС СССР от 13 февраля 1931 года под обозначением Т-27, несмотря на то, что государственные испытания машины к этому времени еще не завершились.
Компоновка Т-27, как, впрочем, и большинства боевых машин этого класса, характеризовалась совмещением отделения управления с боевым и моторным. При этом трансмиссионное отделение находилось в передней части корпуса.
Сиденье механика-водителя размещалось слева, а стрелка (он же командир) — справа от двигателя, расположенного посередине корпуса. Для тепловой изоляции и предохранения членов экипажа от ожогов двигатель накрывался капотом из двух металлических листов с воздушной прослойкой между ними. За сиденьем стрелка на двух кронштейнах размещалась аккумуляторная батарея.

    В отделении управления перед механиком-водителем устанавливались рычаг поворота и педальный вал, на котором монтировались три педали: сцепления, ножного тормоза и акселератора. Между ногами механика-водителя находился рычаг переключения передач. Внизу под его левой рукой располагался рычаг тросового привода заслонок радиатора, находившихся в кормовой части корпуса. За спиной механика-водителя устанавливался ящик для инструмента и запасных частей. Еще два ящика для запчастей крепились снаружи машин.


Вид сзади на танкетку Т-27.Дверцы перед радиатором открыты

    Корпус танкетки собирался из катаных броневых листов толщиной 4, 6 и 10 мм на каркасе из уголков с помощью болтов и заклепок. На машинах последнего года выпуска соединение бронелистов производилось сваркой и лишь частично болтами и заклепкам. Все швы у днища и по бортам на высоту 400 мм имели холщовую прокладку на сурике, которая обеспечивала водонепроницаемость корпуса при преодолении водных преград. В верхнем лобовом листе имелся люк для доступа к тормозным валикам, закрывавшийся броневой крышкой с гайками на специальных шпильках. Кроме того, к верхнему и нижнему лобовым листам болтами (на машинах ранних выпусков) крепился кожух, закрывавший выступающую часть картера дифференциала. На большинстве танкеток этот кожух крепился заклепками и снимался только вместе с обоими листами. В наклонной крыше трансмиссионного отделения имелся люк с броневой крышкой на петлях, который обеспечивал доступ к коробке передач и приводам управления. На машинах первого года выпуска с правой стороны имелось специальное отверстие для крепления пулеметной установки.

    В переднем щитке со стороны механика-водителя находилась смотровая щель, использовавшаяся при вождении машины в боевой обстановке, когда крышка люка была закрыта. Со стороны стрелка (командира) имелось отверстие, закрывавшееся тремя 10-мм бронещитками пулеметной установки. Подвижный щиток крепился к седлу пулемета и перемещался вместе с ним. Два неподвижных щитка прикрывали его с боков и фиксировались с помощью уголков к крыше трансмиссионного отделения и к переднему щитку. В неподвижных щитках для наблюдения за полем боя предусматривались узкие горизонтальные щели. Кроме того, сверху к колпаку люка на болтах устанавливался броневой козырек толщиной 6 мм. На бортовых листах корпуса с наружной стороны крепились патронные коробки с дверцами со стороны кормы. Дверцы коробок крепились на петлях и закрывались двумя болтами.

    В верхней части бортовых листов корпуса имелись смотровые щели с броневыми заслонками, а в нижнем — круглое отверстие для прохода задней трубчатой оси.Люки механика-водителя, стрелка и доступа к двигателю закрывались откидными колпаками. Петли колпаков приклепывались к листу над радиатором и имели специальные упоры, на которые ложились колпаки при открывании. Последние с внутренней стороны снабжались подпружиненными крючками, обеспечивавшими их закрытие в полном или при¬открытом положении. Для удобства открывания с внутренней стороны колпаков приклепывались ручки. На машинах поздних выпусков в колпаках люков членов экипажа сделали специальные лючки, закрывавшиеся броневыми заслонками. Колпак люка механика-водителя имел лючок в кормовой части, стрелка — в крыше и кормовой части. В кол¬паке люка над двигателем был сделан прямоугольный лючок для доступа к заливной горловине топливного бака. Перед колпаком силовой установки для доступа воздуха к ради¬атору системы охлаждения предусмотрели отверстие, закрывавшееся броневым козырьком. В кормовом листе корпуса перед радиатором находились специальные дверки, управлявшиеся с места механика-водителя. На танкетках последних выпусков вместо дверок устанавливался специальный броневой кожух с направленным вниз отверстием.
Днище корпуса сваривалось из нескольких листов и имело посередине корытообразное углубление. Для слива масла из картера двигателя и коробки передач в днище сделали два отверстия, закрывавшиеся резьбовыми крышками.

    Для буксировки к крыше трансмиссионного отделения приклепывалась специальная петля, а к кормовой части корпуса — буксирная рама с петлей.

    Вооружение танкетки состояло из 7,62-мм пулемета ДТ, боекомплект которого включал 2520 патронов. Для стрельбы использовался штатный механический прицел пулемета. На машинах первого года выпуска пулемет устанавливался на специальном лафете, обеспечивавшем вертикальное наведение пулемета. Горизонтальный поворот пулемета осуществлялся за счет вращения вилки крепления пулемета в лафете. На танкетках последующих выпусков пулемет устанавливался в специальном фланце, обеспечивавшем более удобное наведение как по вертикали, так и по горизонтали, а также лучшую защиту стрелка от пуль и осколков.
Особенностью танкетки Т-27 стала схема размещения и подачи боекомплекта. 40 пулеметных дисков находились в бортовых коробках корпуса. Укладка дисков могла производиться по двум вариантам. В первом случае диски укладывались в два ряда по 10 штук в механизме подачи каждой коробки. Подача дисков производилась с помощью махо¬вичка и катушки тросового привода. При укладке по второму варианту диски в количестве 14 штук располагались в специальных подвижных стеллажах в два ряда. При этом общее количество перевозимых на машине дисков составляло 28 штук (1764 патрона).

    Вдоль продольной оси корпуса в средней его части маховиком вперед был установлен 4-цилиндровый четырехтактный карбюраторный рядный двигатель жидкостного охлаждения «Форд-АА» (ГАЗ-АА) мощностью 40 л.с. при 2200 об/мин. Рабочий объем двигателя — 3060 см3. Карбюратор — «Форд-Зенит». Пуск двигателя — с помощью стартера мощностью 0,9 л.с. и вручную, заводной рукояткой. Емкость топливного бака составляла 42 л. Подача бензина осуществлялась самотеком. В систему охлаждения входили термосифонный центробежный насос, четырехлопастный вентилятор с ременным приводом от коленчатого вала и радиатор с паровоздушным клапаном. Емкость системы охлаждения составляла 22 л. Глушитель системы выпуска располагался снаружи под левой коробкой патронных мага¬зинов. С выпускной трубой двигателя он соединялся коленчатой трубой, обернутой асбестом. На танкетках устанавливались два типа глушителей: собранный на болтах и сварной. Оба были взаимозаменяемы.

    Трансмиссия, заимствованная у грузового автомобиля «Форд-АА» (ГАЗ-АА), состояла из однодискового сцепления сухого трения (сталь по фрикционным накладкам из фер-родо), четырехступенчатой коробки передач, карданной и главной передач, простого конического дифференциала с ленточными тормозами (механизма поворота) и двух бортовых редукторов.

    Ходовая часть состояла из шести одинарных обрезиненных опорных катков на борт, сблокированных попарно в три балансирные тележки, установленные на продольной балке, поддерживающего бруса (деревянного со стальной оковкой), ведущего колеса переднего расположения с несъемным зубчатым венцом и направляющего колеса с механиз¬мом натяжения гусеницы. Подвеска — рессорная. Гусеница — мелкозвенчатая, цевочного зацепления шириной 150 мм включала 129 траков. Шаг трака — 44 мм. Траки — литые, из стали или ковкого чугуна.
Электрооборудование машины выполнялось по однопроводной схеме напряжением 6 В. Средства внешней и внутренней связи на машине отсутствовали. Связь между отдельными машинами в подразделении поддерживалась с помощью сигнальных флажков.
Серийное производство танкетки Т-27 началось в 1931 году. Первые 45 машин выпустил завод «Большевик», а в последующем производство продолжалось на 2-м автозаводе ВАТО (с 1932 года — завод № 37 имени Г.К.Орджоникидзе) и ГАЗе. Сборкой корпусов занимался завод КЭС (Крекинг-электровозостроительный) в Подольске, который получал броневой лист с Ижорского завода.

    В процессе серийного производства предпринимались попытки усовершенствовать конструкцию танкетки Т-27. В 1932 году КБ УММ под руководством Н.И.Дыренкова со-вместно со 2-м заводом ВАТО была спроектирована танкетка Д-44. Она представляла собой Т-27 с вращающейся башней и улучшенной подвеской, конструктивная схема кото-рой, впрочем, не отличалась от схемы, примененной на Т-27.
Осенью 1932 года представитель Управления начальника вооружения РККА инженер П.Л.Кожевников разработал для танкетки Т-27 гидромеханическую трансмиссию, которая так и осталась на бумаге.

    В это же время по инициативе СКБ завода «Компрессор» под руководством К.Лебедева проводились опытные работы по установке на Т-27 грязевых щитков над гусеницами, креплению шанцевого инструмента и установке специального фильтра для предотвращения отравления танкистов парами бензина и выхлопными газами.Необходимо отметить и использование танкетки Т-27 в качестве опытовой машины при испытаниях специального защитного ограждения от нападения собак подрывников.

    Оно состояло из четырех металлических сеток из 1-мм проволоки, находившихся под напряжением и предотвращавших запрыгивание или подползание под танкетку собак со взрывчаткой. Сетки крепились на танкетку и питались от ее электросети.
Практически сразу после начала серийного производства танкетки Т-27 конструкторы приступили к работам по созданию на ее базе разнообразных боевых и вспомогательных машин.

    Так, уже в ноябре 1931 года на заводе «Большевик» совместно с КБ ОАТ был разработан проект установки в танкетку Т-27 20-мм автоматической пушки образца 1930 года вместо пулемета ДТ. Угол горизонтального наведения пушки составлял 10°, угол возвышения — +15°. Темп стрельбы — 130 — 135 выстр./мин, табличная дальность стрельбы — 2000 м. Питание — магазинное, из обойм по 20 выстрелов в каждой. В боекомплект входили осколочные и бронебойные снаряды с начальной скоростью соответственно 845 и 815 м/с. Проект этой противотанковой танкетки не был реализован в металле по причине снятия этой пушки с производства и вооружения.

    Говоря о самоходно-артиллерийских установках, созданных на базе Т-27, в первую очередь необходимо остановиться на двух машинах, спроектированных начальником тан-кового отдела завода «Большевик» К.К.Сиркеном.Первая из них, получившая обозначение Т-27М (или Т-27С) отличалась от серийной танкетки несколько измененными бронекорпусом и ходовой частью. В бронекорпусе машины справа была установлена 37-мм пушка «Гочкис» с углами наведения по горизонтали в секторе 18° и по вертикали в диапазоне от -5°15" до +9°10". Над пушкой в автономной установке размещался пулемет ДТ. Из-за малого забронированного объема машины большая часть боекомплекта перевозилась в специальном гусеничном прицепе.

    Ходовая часть машины применительно к одному борту состояла из трех тележек с двумя обрезиненными опорными катками в каждой. Передняя тележка — балансирная, с осью в раме гусеничного движителя. Две задних тележки объединялись рессорой в каретку, которая крепилась к поперечной трубе. Два обрезиненных поддерживающих катка малого диаметра подвешивались на листовой рессоре.
Машина имела дублированные органы управления с места командира. Броневая защита и характеристики подвижности остались такими же, как и у базовой машины.

    Опытный образец самоходной установки Т-27М изготовили на заводе «Большевик» в апреле — мае 1932 года. В процессе испытаний, проводившихся на НИБТПолигоне, были выявлены многочисленные недостатки, в частности: невозможность использования прицела пушки для стрельбы из пулемета, недоработанность боеукладки, неудачная конструкция бронировки радиатора системы охлаждения двигателя, что приводило к его перегреву, затрудненное управление движением с места командира.


Танкетки Т-27 сопровождают тяжелый танк Т-35 на параде в г.Харьков.7 ноября 1933 года.

    Второй образец САУ отличался от первого наличием только пушечного вооружения и конструкцией ходовой части. В связи с отсутствием пулемета над пушкой увеличилась высота линии огня и, соответственно, угол склонения. Ходовая часть имела полужесткую подвеску с листовыми рессорами в качестве упругого элемента. Со стороны каждого борта устанавливались четыре обрезиненных опорных катка, сбло¬кированных попарно в две каретки, оси которых закреплялись в раме движителя. По сравнению с опорными катками Т-27, катки самоходной установки имели увеличенный диаметр. Направляющее колесо было приподнято. Кроме того, с каждого борта имелось по два обрезиненных неподрессоренных поддерживающих катка.

    Был изготовлен опытный образец этой самоходной установки, но ему оказались присущи многие недостатки предыдущей машины. Дальнейшие работы по этим установкам прекратили.

    В декабре 1931 года УММ РККА утвердило техзадание на малый артсамоход СУ-3 — установку 76-мм динамореактивной (безоткатной) пушки «К» конструкции Л.В.Курчевского на танкетке Т-27. Эта самоходка предназначалась для действий в составе разведывательных отрядов и сопровождения конницы. СУ-3 разрабатывалась в 1933 году на заводе № 7 и в том же году изготовили ее опытный образец. Пушка Курчевского устанавливалась вместо штатного пулемета ДТ у правого борта машины и имела горизонтальный угол наведения 5°, а вертикальный — от -1° до +5°. Начальная скорость снаряда составляла 300 м/с. Боекомплект — 30 выстрелов. Пушка снабжалась механизмом автоматического перезаряжания. Все ее части, кроме сопла и лотка, защищались 6- и 9-мм броней. Двигатель, трансмиссия и ходовая часть установки остались без изменений (по сравнению с Т-27). С 15 по 25 апреля 1933 года СУ-3 испытали на полигоне ВАММ имени Сталина в Кунцево. Во время испытаний произошел разрыв ствола, в результате взрыва погиб производивший стрельбу испытатель А.Я.Нейланд. После ремонта на заводе № 8 в Подлипках СУ-3 демонстрировалась начальству на химическом полигоне в Кузьминках.


Танкетки Т-27 во время маневров. Украинский военный округ, 1933 год

    5 августа 1933 года РВС СССР утвердил «Систему артвооружения РККА на вторую пятилетку». В рамках этой программы в 1934 году на шасси Т-27 разработали батальон-ный 45-мм универсальный пушечный самоход. В том же году в специальном конструкторском бюро завода «Красный Путиловец» под руководством И.А.Маханова спроектировали самоходную установку СУ-76. По аналогии с 45-мм установкой прикрытая щитом 76-мм полковая пушка образца 1927 года устанавливалась в кормовой части шасси Т-27. При стрельбе, для придания машине устойчивости, откидывались два сошника-упора. С целью уменьшения высоты линии огня до 1250 мм изменили компоновку моторного отделения машины — перенесли бензобак и радиатор системы охлаждения. Угол горизонтального наведения был возможен в секторе 36° без поворота машины, поскольку пушка заимствовалась вместе с верхним станком. Угол вертикального наведения — от -3° до +35°. Из-за малых размеров машины в ней не удалось разместить ни полный орудийный расчет, ни боекомплект. По этому к СУ-76 придавалась еще одна машина, разработанная на базе танкетки Т-27 для перевозки расчета и боеприпасов. Однако в этом крылся и главный недостаток самохода. Разделение боевой единицы «орудие+ расчет+боекомплект» на две машины могло привести в бою к отрыву (например, из-за поломки двигателя или ходовой части) расчета с боекомплектом от орудия. Три опытных образца СУ-76 изготовили в 1935 году.

Далее
 

Категория: После Первой мировой войны | Добавил: Ariec (03.07.2011)
Просмотров: 3199 | Теги: Т-27, Карден - Ллойд, Т-17, пулемет, самоходка, Т-23, танкетки, автоматическая пушка | Рейтинг: 4.0/1
Форма входа
Найти бронемашину
Реклама
Баннерная Сеть ARMY Best Sites
Copyright MyCorp © 2017Конструктор сайтов - uCoz