Бронетехника мира    

-->Вы вошли как Гость | Группа "Гости" .Приветствую Вас  Гость 

Главная | Бронетехника | Регистрация | Вход                                                                                         

Среда, 24.05.2017, 09:09

Меню
Категории раздела
Первая мировая война [6]
Между войнами(локальные конфликты) [3]
Вторая мировая войны [2]
Послевоенные конфликты [0]
Современное применение танков [1]
Наш опрос
Лучший тяжёлый танк Второй Мировой Войны
Всего ответов: 861
Облако тегов
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Популярные статьи
Бронетехника Румынии
Дивизия СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер"
3-я Танковая дивизия СС "Тотенкопф"
2-я танковая дивизия СС "Дас Райх"
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 3
Легкие немецкие танки Первой мировой войны
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 2
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 1
Крейсерский танк CROMWELL(Англия)
Миномет под именем «Тюльпан»
Свежие материалы
3-я Танковая дивизия СС "Тотенкопф"
2-я танковая дивизия СС "Дас Райх"
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 3
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 2
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 1
Дивизия СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер"
Краткая история СС
Предыстория и причины появления танков
Германские танки Первой мировой войны.Итоги и уроки
Немецкие проекты 1918 года
Главная » Статьи » Танки в бою » Первая мировая война

Примение танков Mk.I-VI_1

Англичанам удалось скрытно сосредо­точить в намеченном районе сильную ударную группировку: восемь пехотных дивизий, один кавалерийский корпус, 1009 орудий, 378 боевых и 98 вспомога­тельных танков (фактически весь Танко­вый корпус), 1000 самолетов. Продвиже­ние танков обеспечивал подвижный ог­невой вал. На 12-километровом участке прорыва удалось создать плотность до 85 орудий и 32 танков на 1 км фронта.


Англичане имели более чем двойное превосходство в жи­вой силе, абсолютное в танках, 4,5-кратное в артиллерии. На одно германское орудие при­ходилось 2,1— 2,5 английских танка, на 1 германский пехот­ный батальон — 12 — 25. Наде­ясь на эффект широкого при­менения танков, англичане вдвое увеличили фронт на­ступления пехотной диви­зии — в среднем два км про­тив одного на Сомме. Танки под предлогом «курса зимне­го обучения» сосредоточили в учебных лагерях, где прово­дилась подготовка вместе с пехотными подразделениями. Во время совместных трени­ровок танкисты усаживали на крышу машины до полувзвода пехоты, но в боях «десанты на броне» не применялись. Из 98 специальных танков 9 было ос­нащено радиостанциями, 52 танка снабжения перевозили бензин и боеприпасы, 1 — те­лефонное имущество, 2 — мо­стовое оборудование, 32 ма­шины, оснащенные кошками-якорями на четырехметровых стальных тросах, предназна­чались для расчистки прохо­дов в заграждениях для кава­лерии.

Танки должны были вхо­дить в состав всех волн и эше­лонов пехоты. Первая волна выделялась для подавления выдвинутых вперед германс­ких орудий. Главный эшелон танков должен был совмест­но с пехотой прорвать первую германскую позицию. Первый эшелон назначался для атаки второй укрепленной позиции, второй — третьей, а третий эшелон — для действий с кон­ницей. Тактического резерва танков непредусматривалось, но 36 машин выделили в тех­нический резерв.

Задачи экипажам стави­лись простые и ограниченные, с учетом их возможностей. Командиры снабжались картами и аэро­фотоснимками местности с указанием маршрутов и задач. Впереди взвода дол­жен был двигаться пушечный танк, в 80 — 100 м за ним — пулеметные. Для преодо­ления широких окопов над рубкой бое­вых машин цепями крепили большую фашину диаметром 1,4 — 1,5 м и длиной 3 м (она собиралась из 75 стандартных фашин).

Связь штабов в Танковом корпусе, по­мимо телефонов, осуществлялась с помо­щью голубей, верховых и мотоциклистов. В роты связи танковых бригад были вве­дены по три радиотанка. Командирские машины оснащались семафором и сиг­нальной лампой. Уже в ходе наступления телефонную линию протянули до Марку-эн с помощью танка, буксировавшего во­локушу с кабелем и везшего на себе ше­сты и аппаратуру

 

На каждый танк пришлось запасти 318 л бензина, 22 л моторного масла, 182 л воды, 68 л тавота, 3 кг смазочного масла. Полевые склады Танкового корпуса снаб­жались полевой железной дорогой. Каж­дой роте придали 2 танка снабжения.


Минимум за две ночи до начала опе­рации танковые подразделения выгрузи­ли на железнодорожных станциях, и они своим ходом выдвигались в места сосре­доточения в 4 — 8 км от германских пози­ций. Танки прятали поддеревьями, накры­вали маскировочными сетями и полотни­щами, маскировали под стога. 19 ноября началось скрытное выдвижение на исход­ные позиции в 800— 1000 м от передо­вых германских окопов. Шум двигателей заглушали беспорядочнымартогнем. Пути движения были заранее разведаны и вплоть до немецких проволочных заграж­дений отмечены трассировочными цвет­ными шнурами. Командир Танкового корпуса генерал Эллис лично командовал центром боевого порядка, находясь в тан­ке «Хильда» (Мк 1\/-«самка») батальона Н, на котором он поднял свой флаг — дань традициям британского флота.

Наступление английских войск нача­лось без артиллерийской подготовки — такой план внезапной танковой атаки предлагался еще 9 апреля у Бюллекура, но не был реализован. 20 ноября в 6.20 утра на германские позиции обрушился огневой вал, под прикрытием которого в атаку пошли танки и пехота. Боевые ма­шины двигались в 200 м позади огнево­го вала, пехота — за ними, во взводных колоннах, по проделанным гусеницами проходам в проволочных заграждениях. Их выдвижение прикрывала дымовая за­веса, так что заградительный огонь гер­манской артиллерии оказался малоэф­фективным. С началом атаки английская авиация нанесла бомбовые удары по пун­ктам управления, артиллерийским пози­циям и дорогам в тактической глубине обороны противника.


Внезапность атаки принесла желаемые результаты. К 8.00 англичане овладели первой германской позицией, к 13.00 — второй, а части 3-го корпуса достигли ка­налы Шельды. У Авринкура танки окружи­ли и уничтожили пулеметным огнем не­сколько немецких батальонов. У леса Лато один танк батальона F получил прямое попадание снаряда 150-мм гаубицы, раз­воротившего спонсон, но сохранил под­вижность и раздавил вражеское орудие гусеницами.

К 12.00 к пункту сбора южнее дерев­ни Маркуан подошли танки снабжения. Здесь боевые машины, заправившись бензином и пополнив боекомплекты, сно­ва пошли в бой.

Бой на всем фронте прекратился толь­ко в 18.00, с наступлением темноты. За 10 часов английские танки и пехота про­рвали все три позиции германской обо­роны на фронте 12—13 км и продвину­лись на глубину до 10 км, при этом было захвачено около 8000 пленных и 100 ору­дий. Часть тяжелых орудий-трофеев от­таскивали в английский тыл с помощью танков. Успех операции обеспечило не столько массовое применение танков, сколько их рациональное взаимодей­ствие с другими родами войск. Хотя не обошлось и без неудач: так, танки-рас-таскиватели (они несли на корме таблич­ки «WC» — wire-cutter) проделали 3 про­хода в проволочных заграждениях, но ка­валерийский корпус не смог быстро преодолеть изрытое воронками и тран­шеями поле и развить наступление. В этом сражении танки оказались един­ственным родом войск, выполнившим все свои задачи. Это стоило потери 280 машин (около 60%), причем только 60 из них (15— 18%) были подбиты артогнем, основная же часть вышла из строя по техническим причинам (лопнувшие гусе­ницы, сломанные шестерни бортовых коробок передач и т.д.). Из 4000 чело­век личного состава Танковый корпус потерял 74 убитыми, 457 ранеными, 39 пропавшими без вести.

На следующий день в бою смогли при­нять участие всего 75 боевых машин. Каж­дая танковая бригада выделила сводную роту. Атака вновь началась утром. 9 танков пройдя по железнодорожной дамбе, прорвались у Фло-Ферме и вышли на до­рогу к Камбрэ, 7 танков помогли 51-й дивизии занять Фонтен-Нотр-Дам, тан­ки 1 -й бригады захватили Аннэи, вошли в Бурлонский лес. Но измотанная пехота не успевала за машинами, и последние были вынуждены отойти. 25 танков оказались подбиты, 10 выбыли из строя по техни­ческим причинам.

23 ноября англичане попытались во­зобновить наступление. Эффекта вне­запности уже не было, массирования танков тоже. Новую атаку 51-й дивизии с 24 танками 2-й бригады на Фонтен-Нотр-Дам немцы отбили, подбив при этом 18 танков (11 из них — прямым по­паданием снарядов). Не помогли и по­дошедшие 23 машины 3-й танковой бри­гады. На улицах селения танки поража­лись связками ручных гранат и огнем с верхних этажей зданий — уже тогда был сделан вывод, что «борьба в населен­ных пунктах менее всего благоприятна для танков».

27 ноября англичане предприняли по­следнюю попытку наступления, но немцы уже подготовили противотанковую оборо­ну, и из 32 танков уцелели лишь 13.


Срочно подтянув к участку прорыва резервы, германские войска остановили англичан, а 30 ноября начали контрнас­тупление. Измотанный Танковый корпус в это время отводился в тыл. Тем не менее 30 ноября 2-я танковая бригада, гото­вившаяся к погрузке, получила приказ на выдвижение для контратаки. Уже к 16.00 в зону боев прибыли 73 танка, ко­торые контратаковали германские частивместе со 2-й гвардейской и 2-й кавале­рийской дивизиями. К 6 декабря немцы на всем 30-километровом фронте опера­ции оттеснили англичан на 2 — 4 км, но не смогли окружить их и вернуть первые две позиции линии «Зигфрид».

В результате контрнаступления у Кам­брэ рейхсвер захватил в качестве тро­феев около 100 МкIV, в основном неис­правных.

Операция у Камбрэ закончилась для Антанты неудачно, но при этом внесла много нового в военное искусство. Тан­ки проявили себя уже как новый род войск. Операция показала, что правиль­ное их применение позволяет быстро и с большой экономией сил прорвать укрепленный фронт и сделать вывод, что тактический прорыв сам по себе еще не обеспечивает успеха. Танковый корпус понес тяжелые потери, но одна только стоимость сэкономленных благодаря применению танков снарядов соответ­ствовала стоимости почти 4000 боевых машин. После Камбрэ атака укреплен­ных позиций уже не мыслилась без тан­ков. Это ускорило дальнейшее развер­тывание Танкового корпуса из 9 баталь­онов в 13.

После сражения у Камбрэ Танковый корпус стянули к Брей-сюр-Сом, где пла­нировалось оборудовать лагерь для со­вместного обучения с пехотой и артилле­рией. В январе 1918 года корпус отозва­ли из лагерей и рассредоточили вдоль 96-километрового фронта от Перона до Бетюна — имелись сведения о подготов­ке немцами большого наступления. Кор­пус на тот момент включал 5 бригад (13батальонов), но располагал только 320 готовыми к бою тяжелыми МкIV и 50 сред­ними Мк А «Уиппет»; 200 танков находи­лись в ремонте.

21 марта началось германское наступ­ление в Пиккардии. Англичане имели в это время 216 танков, но в боях приняли уча­стие только 180. Остальные вышли из строя по техническим причинам. Не зная положения на передовой, командование постоянно меняло направление маршей, подвоз ГСМ не осуществлялся. Часть бро­шенных танков англичане успели подо­рвать, а участвовавшие в бою как могли помогали своим войскам. Уже 21 марта 9 машин (3 взвода) задержали наступление германских ударных групп, вернули свои батареи и часть местности. 22 марта дветанковые роты батальона В без пехоты контратаковали германские части и по­могли восстановить положение, но 17 машин из 30 было подбито, потери эки­пажей достигли 70%. На следующий день танки батальона А контратакой захватили германскую позицию, правда, вскоре они были вынуждены под угрозой окружения отойти. Вечером того же дня танкистам из батальона Е пришлось подорвать по­чти все свои машины из-за отсутствия горючего.

С 21 по 30 марта Танковый корпус по­терял почти всю матчасть, и в его дей­ствиях наступил перерыв до 23 апреля. Часть подразделений отвели в тыл для отдыха и пополнения. Из оставшихся без машин экипажей начали формировать пулеметные взводы и команды, а батальо­ны Е и I переформировали в пулеметные. К 31 марта Танковый корпус полностью вышел из боев, а в середине апреля его решили сократить с 6 до 4 бригад и нача­ли переформирование 4-й танковой бри­гады в пулеметную.


24 апреля у Виллер-Бретоне произо­шел первый бой танков с танками — три МкIV (две «самки» и один «самец») ан­глийского батальона А встретились с тремя A7V 3-го германского штурмово­го отделения Бой свелся к пе­рестрелке между германским A7V лей­тенанта Блица и английского МкIVcaмца» лейтенанта Митчелла.

В мае 1918 года подразделения при­водили в порядок. Из Англии доставля­лись новыеМкV и МкV*, в среднем по 60 единиц в неделю. Батальоны получа­ли однотипнуюматчасть, причем орга­низация батальонов с разными танками различалась. В июле Танковому корпусу придали постоянный авиаотряд.

22 июня в 23.55 пять танков-«самок» с пятью взводами пехоты атаковали герман­ские окопы у Бюкуа. Германцы отсекли пехоту огнем, но прицельно бить по тан­кам не могли. Своих задач эта вылазка не достигла, но танки нанесли противни­ку определенный урон и вернулись назад без потерь. Это была первая ночная ата­ка английских танков.

Боевой дебют танков МкV состоялся 4 июля 1918 года, когда на фронте око­ло 5 км они двинулись в атаку совмест­но с 4-й австралийской пехотной диви­зией. Наступление началось в 3.10 утра, танки и пехота двигались позади огне­вого вала. Боевой порядок был постро­ен неудачно — 60 танков в 1000 м поза­ди пехоты, 48 — в первой волне и 12 — во второй. Но в ходе боя танки обогна­ли пехоту и атаковали германские пози­ции с фронта и флангов. В результате удалось продвинуться на 6 км между Соммой и дорогой через Виллер-Брето­не и взять в плен до 1500 германских солдат. При этом пехота потеряла 672 человека убитыми и ранеными; танкис­ты — 16 (по другим источникам — 60) ра­неными. После боя 4 танка снабжения подвезли пехоте 10 т саперного имуще­ства. 5 подбитых машин эвакуировали в ночь с 6 на 7 июля. Определенную роль сыграл и авиаотряд — самолеты бомби­ли германские батареи, сбрасывали сво­ей пехоте боеприпасы.

Весь 1918 год танки использовались во всех наступательных операциях союзни­ков и не раз повторяли свой успех. Наи­более-важным, с точки зрения стратегии, было наступление у Амьена с задачей ос­вободить железную дорогу Париж — Амьен и срезать Амьенский выступ германс­кого фронта. Оно стало самым крупным танковым сражением Первой мировой войны. Главный удар по позициям 2-й гер­манской армии (7 пехотных дивизий при 840 орудиях) наносила 4-я английская армия генерала Раулинсона (11 пехотных и 3 кавалерийские дивизии, 2000 орудий, 400 самолетов, 580 танков), наступавшая на фронте 18 км. Южнее на фронте 10 км наступал 31-й корпус 1-й французской армии с 96 танками «Рено» FT17.

По железным дорогам с 31 июля по 5 августа в район наступления стянули весь Танковый корпус, кроме 1-й бригады, еще не укомплектованной танками. Всего — 11 танковых батальонов. Два батальона име­ли по 36 тяжелых танков МкV*, семь — по 42 МкV, два — по 48 средних Мк А. Бата­льон I оставили в резерве. 2-ю бригаду расформировали, придав ее батальоны 4-й и 5-й бригадам.

Всего для наступления предназнача­лось 324 тяжелых и 96 средних танков, 42 танка технического резерва, пять рот снабжения (96 машин) и транспортеров орудий (22 единицы). 74% танков англи­чане сосредоточили на 10% протяженно­сти фронта наступления. Средняя плот­ность составляла 22,6 танка на 1 км фрон­та, на один атакующий пехотный батальон приходилось 5 боевых машин.


8 августа в 5.20 после короткого арт­налета на фронте 17,6 км танки с пехо­той, воспользовавшись туманом, начали атаку германских позиций. Первая вол­на танков шла в 200 м позади огневого вала. Весьма удачным было их взаимо­действие с австралийской и канадской пехотой. Проходя через вражеские око­пы, боевые машины не раз разворачива­лись и возвращались к своей пехоте, что­бы подавить оживающие пулеметные точ­ки или очистить огнем окопы. Передовые позиции германской пехоты были захва­чены быстро и с минимальными потеря­ми, хотя одновременного продвижения корпусов не получилось. Танки разруша­ли телефонные и телеграфные линии, уничтожали командные пункты. Затем последовала запланированная пауза для подтягивания артиллерии. Немцы за это время успели организовать противотан­ковую оборону. После возобновления атаки в 9.20, когда утренний туман рас­сеялся, танки понесли большие потери от артиллерийского огня. Из 415 введен­ных в бой машин за день было утрачено 100 (24%), причем около половины — в результате прямых попаданий снарядов. Заметим, что только 5 танков не участво­вали в бою по техническим причинам — процент технических потерь за два года войны значительно снизился. Вновь не удалось ввести в дело кавалерию — хотяприданные ей танки «Уиппет» добились некоторого успеха, но взаимодействия их с кавалерией не получилось. Танки МкV* доставляли пулеметные команды к по­следнему атакуемому рубежу, но пулемет­чики после пребывания в загазованных трясущихся машинах нуждались в отды­хе и сразу не могли вступить в бой. Тем не менее к вечеру на протяжении 10 км немцев оттеснили на глубину до 15 км, захватили 7000 пленных, около 100 ору­дий. Выделение во второй эшелон 228 танков (54%) все же не позволило раз­вить тактический успех в оперативный. Танки не решали, да и-не могли тогда решать задачи преследования. Придан­ный Танковому корпусу 17-й батальон бронеавтомобилей совершил неглубокий рейд вдоль фронта — бездорожье и тран­шеи бронеавтомобили «Остин» преодо­лели на буксире у танков снабжения. Ха­рактерно, что именно применение тан­ков позволило на Западном фронте вернуть бронеавтомобили на поле боя. В Амьенском сражении уже можно видеть попытку применения системы бронетан­кового вооружения: тяжелые танки в ка­честве средства прорыва, танки-транс­портеры пулеметных расчетов для боя в глубине обороны, средние «скоростные» танки для поддержки кавалерии и раз­вития успеха, танки-транспортеры ору­дий для подтягивания артиллерии и снаб­жения в боевой зоне.


Категория: Первая мировая война | Добавил: Ariec (19.12.2010)
Просмотров: 1080 | Рейтинг: 0.0/0
Форма входа
Найти бронемашину
Реклама
Баннерная Сеть ARMY Best Sites
Copyright MyCorp © 2017Конструктор сайтов - uCoz