Бронетехника мира    

-->Вы вошли как Гость | Группа "Гости" .Приветствую Вас  Гость 

Главная | Бронетехника | Регистрация | Вход                                                                                         

Понедельник, 24.04.2017, 12:18

Меню
Категории раздела
Первые танки [24]
Между войнами [33]
Вторая мировая война [63]
Послевоенное время и современность [61]
Наш опрос
Какой самый важный компонент соверменного танка по Вашему мнению?
Всего ответов: 300
Облако тегов
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Популярные статьи
Бронетехника Румынии
Дивизия СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер"
3-я Танковая дивизия СС "Тотенкопф"
2-я танковая дивизия СС "Дас Райх"
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 3
Легкие немецкие танки Первой мировой войны
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 2
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 1
Крейсерский танк CROMWELL(Англия)
Миномет под именем «Тюльпан»
Свежие материалы
3-я Танковая дивизия СС "Тотенкопф"
2-я танковая дивизия СС "Дас Райх"
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 3
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 2
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 1
Дивизия СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер"
Краткая история СС
Предыстория и причины появления танков
Германские танки Первой мировой войны.Итоги и уроки
Немецкие проекты 1918 года
Главная » Статьи » Танки » Вторая мировая война

Пехотный танк Mk II "Матильда" II (А12) (Англия)
 

По большому счёту лишь три страны в мире постоянно присваивали и присваивают своим танкам имена собственные: Германия проявляет завидную любовь к животному миру; Соединённые штаты увековечивают таким образом своих генералов; наиболее изобретательными же оказались британцы. В разное время английским танкам давали имена политических деятелей, полководцев, животных и даже святых. Но "наивысшим достижением" английских джентльменов стало присвоение танку женского имени - "Матильда".

История этой боевой машины началась в 1936 году, после того, как фирма "Виккерс" получила заказ на постройку так называемого "дешёвого" танка. Разработку проекта, получившего обозначение А11, возглавил Дж. Карден. В концепцию танка заложили мощную броневую защиту, небольшую скорость (для того чтобы "идти в ногу" с пехотой) и ограниченную огневую мощь (казалось достаточным вооружить танк только пулемётом). Все эти ограничения возникли из-за необходимости уложиться в лимит стоимости одного танка - 6000 фунтов стерлингов.

В итоге машина имела массу недостатков, среди которых в первую очередь следует упомянуть экипаж из двух человек (башня танка была одноместная). Вооружение из одного пулемёта уже в те годы считалось насмешкой над понятием "огневая мощь". И, наконец, было просто нелепым оснастить танк "коробкой передач", имевшей только одну скорость - 13 км/ч, то есть чуть выше скорости бегущего человека.

Однако справедливость ради следует отметить, что броневая защита А11 была более чем достаточной и во время боёв во Франции не пробивалась снарядами немецких противотанковых пушек. Подвеска, аналогичная подвеске 6-тонного "Виккерса" 1928 года была менее удачной, так как теперь загружалась почти вдвое большей массой, чем та, под которую она проектировалась. Последнее обстоятельство в сочетании со слабым 8-цилиндровым V-образным двигателем "Форд", мощностью всего 70 л. с. обусловили крайне низкие динамические характеристики танка. Единственным улучшением стала установка в башне крупнокалиберного пулемёта. Впрочем, обитаемость её при этом ещё более ухудшилась.

Несмотря на все перечисленные недостатки, проект утвердили и в апреле 1937 года выдали заказ на строительство новой машины. До 1940 года было построено 139 пехотных танков Mk I "Матильда", которые составили основу 1-й армейской танковой бригады.

В то время, когда А11 только проходил испытания, в военном министерстве начался поиск возможностей для улучшения его боевых характеристик. В первую очередь это касалось броневой защиты и вооружения. По этим двум параметрам британские военные выдвинули следующие требования: пехотный танк должен иметь такую броню, чтобы мог противостоять снарядам противотанковых пушек, и так вооружён, чтобы бороться с вражеской пехотой, огневыми точками и танками. Первоначально планировали оснастить А11 двухместной башней с 2-фунтовой пушкой, однако вписать её в габариты танка так и не удалось. Кроме того, масса машины достигла уже 14 т и двигатель "Форд" был предельно перегружен. Словом, требовалось вносить в конструкцию А11 значительные изменения, которые выливались в совершенно другой проект.

Новый танк А12, разработанный конструкторским бюро арсенала "Вулвич" базировался на опытном варианте А7 образца 1932 года. У последнего позаимствовали, предварительно усилив, ходовую часть и два дизельных двигателя. Вновь разработанные литые башня и лобовая деталь корпуса позволили резко улучшить броневую защиту. Однако такое конструктивное решение повлекло за собой и негативные последствия, поскольку британская промышленность в те годы имела ограниченные возможности по отливке столь крупных деталей и фирм, способных справиться с этой работой, было немного.

Заказ на пехотный танк Mk II "Матильда" II в ноябре 1936 года получила фирма "Вулкан Фаундри" в Уоррингтоне. К апрелю следующего года был готов деревянный макет. Прошёл ещё год, прежде чем был построен прототип из неброневой стали. Эта существенная задержка произошла из-за сложностей с поставкой коробок передач Вильсона. Испытания прототипа состоялись в 1938 году, и сразу вслед за этим последовал заказ на первую партию из 65 машин, впоследствии увеличенный до 165. Для производства "Матильды" II привлекли ещё несколько предприятий, однако фирма "Вулкан" осталась генподрядчиком и выполняла большинство работ по литью.

В сентябре 1939 года в строю имелись всего две новые "Матильды", а к весне 1940 года ими был укомплектован один батальон 7-го королевского танкового полка. При отступлении к Дюнкерку и в последующих боях за порт танки проявили себя очень хорошо. В это же время несколько "Матильд" было отправлено в Египет, где они приняли участие в первых боях с итальянцами. Однако при оставлении Дюнкерка англичане бросили там почти всю тяжёлую технику, в том числе и "Матильды" обеих модификаций. В результате "Матильда" I практически исчезла из английской армии, а "Матильду" II стали называть просто "Матильдой".

За время серийного производства внешний облик практически не изменился. Корпус его состоял из литых (носовая часть, подбашенная коробка и корма) и катанных (днище, борта и фальшборта) броневых деталей, соединённых друг с другом гужонами. Башня танка - литая, цилиндрическая. Её поворот осуществлялся при помощи гидравлического привода или вручную. "Матильда", кстати, стала первым танком, в котором был установлен гидропривод поворота фирмы "Фрейзер Нэш Компани", применявшийся для вращения стрелковых башен самолётов-бомбардировщиков. Толщина брони корпуса колебалась в пределах от 14 до 78 мм, а башни - от 20 до 75 мм.
Начиная с модификации Mk IIА в передней части башни, в литой маске, устанавливалась 2-фунтовая пушка, 7,92-мм пулемёт BESA (на варианте Mk II ставился 7,92-мм пулемёт "виккерс", кожух водяного охлаждения которого был прикрыт литой броневой маской) и телескопический прицел I образца №24В. Танки модификации "Матильда" III CS оснащались 76-мм гаубицей. На крышке командирской башенки имелась стойка для зенитной стрельбы из пехотного 7,7-мм пулемёта "Брен". Корме того, на части танков устанавливались дымовые гранатомёты для запуска дымовых гранат калибра 101,6 мм. Боекомплект состоял из 93 выстрелов, 3150 патронов (14 лент) калибра 7,92 мм, 2800 патронов (100 магазинов) для пулемёта "брен" и 8 дымовых гранат.

Силовая установка танка, начиная с варианта Mk III, состояла из двух 6-цилиндровых, рядных дизелей жидкостного охлаждения "Лейланд" мощностью по 95 л. с. при 2000 об/мин. (Модификации Mk II и Mk IIА оснащались двумя 6-цилиндровыми дизелями АЕС мощностью по 87 л. с.) Правый и левый двигатели были невзаимозаменяемыми и различались расположением вспомогательных механизмов. Левые по ходу танка обозначались Е-148 или Е-164, а правые - Е-149 или Е-165. Двигатели Е-148 и Е-149 имели алюминиевые картеры, а Е-164 и Е-165 - чугунные. Каждый из моторов, а так же системы питания, смазки, охлаждения и агрегаты запуска были совершенно самостоятельны и работали независимо друг от друга. Для облегчения запуска при низких температурах окружающего воздуха двигатели снабжались эфирными карбюраторами, соединёнными трубопроводами с прокалывающими пистолетами, расположенными на моторной перегородке. Там же находился ящик с эфирными ампулами.

Воздух, необходимый для охлаждения воды в радиаторах, подавался двумя трёхлопастными вентиляторами, смонтированными на коробке передач. Основной поток воздуха проходил в корпус через жалюзи над двигателем: он обдувал на своём пути масляный радиатор, далее - двигатели, после этого через трубчатые радиаторы, установленные над ними, воздух нагнетался вентиляторами в выходные жалюзи.
Кроме основного потока, часть воздуха поступала в танк через жалюзи в крышках инструментальных ящиков, проходила через отделение управления и боевое и, проникнув под перегородку моторного отделения, обдувала картер двигателя, соединяясь затем с основным воздушным потоком.

Радиаторы и вентиляторы располагались под углом 150 к горизонтали. Шарнирное крепление радиаторов давало возможность доступа к вентиляторам, коробке передач и другим агрегатам, располагавшимся в трансмиссионном отделении.

Два топливных бака общей ёмкостью 225 л обеспечивали танку запас хода по шоссе 130 км. При этом двигатели, имевшие суммарную мощность 190 л. с., разгоняли 26-тонную боевую машину до максимальной скорости 25 км/ч.

В трансмиссию "Матильды" входили: сцепление на каждый двигатель, поперечная коробка передач, бортовые фрикционы, бортовые передачи и соединяющие их валы.

На танке устанавливалось однодисковое сухое сцепление автомобильного типа. Ничего более мощного не требовалось, поскольку крутящий момент от двигателя передавался на планетарную коробку передач. Особенностью последней, как известно, является возможность включения передач торможением соответствующих шестерён, что исключает необходимость пользоваться для этой цели сцеплением. Поэтому приводы сцепления на "Матильде" отсутствовали, поскольку последние были постоянно соединены с трансмиссией. Необходимость в выключение сцепления возникала только при запуске двигателя. Эта операция осуществлялась с помощью ручного привода (на каждый двигатель), помещённого в боевом отделении на моторной перегородке.

Ходовая часть "Матильды" была позаимствована у танка А7 и имела подвеску типа "ножницы" (или, как говорили в Англии, "японского типа") - балансирную с пружинными амортизаторами. В Великобритании эта подвеска впервые была применена на среднем танке "Виккерс С", а примером для неё послужила подвеска французских танков 20-30 годов. 10 опорных катков на борт с металлическими бандажами блокировались попарно в пять тележек. Кроме того, имелся одиночный передний каток несколько большего диаметра, чем опорные, облегчавший преодоление вертикальных препятствий. Ведущее колесо с двумя съёмными зубчатыми венцами располагалось сзади, а направляющее с натяжным механизмом винтового типа - спереди. На танках Mk II и Mk IIА устанавливались шесть поддерживающих катков, а начиная с модификации Mk III - направляющие полозья. Каждая гусеничная цепь состояла из 69 стальных литых траков шириной 355 мм и шагом 162 мм.

Для внешней связи танк оборудовался радиостанцией №19 Mk II с радиусом действия на коротких волнах 15 км (в режиме УКВ - 1,5 км). Для внутренней связи предназначалось ТПУ на 4 абонента.

Кроме упоминавшихся выше, следует назвать ещё две модификации "Матильды", использовавшиеся в качестве линейного танка: "Матильда" IV отличалась от предшественников несколько усовершенствованными двигателями "Лейланд" а "Матильда" V имела пневматический усилитель управления трансмиссией. За исключением этих изменений машина оставалась такой, какой была в начале серийного производства в 1938 году.

После высадки в Северной Африке немецкого Африканского корпуса быстро выяснилось, что танковые и противотанковые пушки вермахта бессильны против "толстокожей дамы". Единственным средством борьбы с "Матильдой" стали 88-мм зенитные пушки, которых у Роммеля было немного. Вскоре к ним добавились истребители танков "Мардер" II, вооружённые трофейной советской 76-мм пушкой Ф-22. Однако превосходство "Матильды" в броневой защите продолжало сказываться, поэтому титул "королева поля боя", которым наградили её английские танкисты, можно считать вполне заслуженным. Именно "Матильда" вынесла на себе всю тяжесть танковых боёв первого периода африканской компании.

В 1942 году стало совершенно очевидно, что лучшее время этого танка прошло. Последнее обстоятельство было связано главным образом с невозможностью установки на нём артсистемы более крупного калибра - тесная трёхместная башня и малый диаметр башенного погона просто не позволяли этого. В танковых частях английской армии "королевы" постепенно начали заменяться американскими "Грантами" и "Шерманами". В 1943 году, после выпуска 2987 танков, производство этой машины прекратили.

В СССР первые "Матильды прибыли осенью 1941 года - как раз к началу битвы за Москву - и пришлись как нельзя кстати. В течение 1941-1943 годов РККА получала 1084 танков этого типа. Советские танкисты по достоинству оценили мощную броню (такую же, как у советского КВ) и высокую надёжность силовой установки "Матильды". Английская 2-фунтовая пушка по бронепробиваемости ничуть не уступала отечественной 45-мм и до середины 1942 года могла поражать все типы немецких танков. Однако в дальнейшем советские танкисты от неё отказались: к 1943 году она окончательно устарела и приобрела скорее декоративную функцию. Основные жалобы советских танкистов поступали на ходовую часть. На ровной твёрдой поверхности она вела себя превосходно, на бездорожье же быстро выходила из строя. В России выявился ещё один специфический недостаток: осенью и весной грязь, которая забивалась днём между фальшбортом и корпусом, ночью при понижении температуры замерзала и лишала танк возможности передвигаться. Справедливости ради следует отметить, что танк создавался без учёта особенностей российского климата, для другой армии и не для российских ("варварских", с точки зрения англичан) условий эксплуатации. Впрочем, на низкую надёжность ходовой части жаловались и английские танкисты. Отнести же к недостаткам малую скорость "Матильды" нельзя - танк предназначался для сопровождения пехоты и именно в этом качестве должен был применяться. Все случаи использования "Матильды" в других целях (что очень часто имело место на советско-германском фронте) приводили к неоправданно высоким потерям.

Изъятые из английских линейных танковых частей "Матильды" передавались в австралийскую армию, в составе которой они до конца войны участвовали в боях на островах Тихого океана, и активно переделывались в различные спецмашины. Сапёрные танки "Матильда Барон" и "Матильда Скорпион", оснащённые молотковыми минными тралами, приняли участие в сражении у Эль-Аламейна в 1942 году. За ними последовали и другие варианты: катковые минные тралы, бульдозеры, мостоукладчики, прожекторные для освещения поля боя и, наконец, огнемётные. В создании последних преуспели австралийцы - их модификации "Матильда Фрог" и "Матильда Мюррей" использовались для выжигания японских опорных пунктов на тихоокеанских островах.

Однако и в спецвариантах "Матильда" постепенно вытеснялась машинами других типов, но к 1945 году всё-таки встречалась в частях британской армии, став единственным английским танком, находившимся в эксплуатации на протяжении всей Второй Мировой войны.

"Матильды" в России


Практически сразу после нападения Германии на СССР, вечером 22 июня 1941 года, выступая по радио, премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль заявил: «За последние 25 лет никто не был более последовательным противником коммунизма, чем я. Но теперь у Соединенного Королевства одна неизменная цель: мы полны решимости уничтожить Гитлера и нацистский режим. Поэтому любое государство, которое борется против нацизма получит британскую помощь. Мы окажем России и русскому народу всю помощь, которую только сможем».

Спустя четыре дня для решения конкретных вопросов помощи в Москву прибыли британская военная и экономическая делегации.

Уже 12 июля 1941 года было подписано «Соглашение между правительствами СССР и Великобритании о совместных действиях в войне против Германии». С советской стороны документ подписали И.В.Сталин и В. М. Молотов, с английской — посол Великобритании в СССР — С.Криппс. 16 августа 1941 года было заключено соглашение с Англией о товарообороте, кредите и клиринге. Оно предусматривало предоставление Советскому Союзу кредита в сумме 10 млн фунтов стерлингов, а также поставку английских танков, самолетов и других видов вооружений.

Первые английские танки (20 «Матильд» и «Валентайнов») прибыли в Архангельск с караваном PQ-1 11 октября, а всего до конца 1941 года в СССР прибыло 466 танков, из них 187 «Матильд».

Пехотный танк «Матильда II» англичане приняли на вооружение накануне Второй мировой войны. Эта 27-тонная машина была защищена 78-мм броней, которую не пробивала ни одна немецкая танковая и противотанковая пушка ( за исключением 88-мм зенитки ) и вооружался 40-мм пушкой или 76-мм гаубицей. В качестве двигателя использовалась спарка дизелей АЕС или «Лейланд» общей мощностью 174 или 190 л.с., что позволяло танку развивать скорость до 25 км/ч.

Всего до августа 1943 года в Великобритании было выпущено 2987 "Матильд", из которых 1084 штуки были отправлены, а 918 прибыли в СССР (остальные погибли в пути).

После разгрузки танки направляли в учебный центр (г. Горький), где и происходила их приемка и освоение. В связи с тяжелым положением на фронте освоение зарубежной бронетанковой техники началось сразу после ее прибытия в СССР. Первоначально подготовка экипажей для иностранных танков проходила в Казанской танкотехнической школе. Уже 15 октябре 1941 года в Казанскую школу было отправлено из учебных танковых полков 420 экипажей для переподготовки на британские машины MK.II «Матильда» и MK.III «Валентайн» в течение 15-дневного срока. В марте 1942 года на подготовку танкистов для эксплуатации иностранной техники были переведены 23 и 38 учебных танковых полков.

В июне 1942 года с увеличением зарубежных поставок приказом наркома обороны № 510 от 23.06.1942 г. была сформирована 194-я учебная танковая бригада английских танков (194 утбр), а два учебных танковых полка Т-60 были переведены на подготовку экипажей для английских и американских танков (16 и 21 утп).

Штатная численность бригад и полков позволяла готовить для иностранных танков 1560 экипажей ежемесячно, в том числе 300 экипажей для танков «Матильда».

Офицерские кадры командирского (командиры взводов) и военно-технического профиля готовили танковые училища в соответствии с указаниями Ставки Верховного Главнокомандующего, ориентированные на определенный тип бронетанковой техники. В 1942 году командный состав для танков «Матильда» готовило Чкаловское танковое училище.

Танковый батальон английских танков (штат № 010/395) насчитывал в своем составе 24 танка (MK.II «Матильда» — 21, Т-60 — 3) и имел численность 150 человек.

Батальоны «Матильд» могли включаться в танковую бригаду (штат № 010/345 от 15.02.1942 г.) численностью 1107 человек, имеющую в своем составе 46—48 танков (в двух батальонах). Однако на практике существующая материальная часть могла объединяться в подразделениях и частях в самых различных комбинациях (только штатов для отдельных танковых бригад в 1941—1942 годах существовало не менее 7).

Поступали и «Матильды» на укомплектование танковых и механизированных корпусов, правда, в небольшом количестве. Единственным корпусом, полностью оснащенным машинами английского производства (в основном МК.II), стал 5-й механизированный в период ведения им боевых действий в составе Юго-Западного фронта в 1943 году.

С момента поступления первых партий «Матильд» в Красную Армию наши танкисты хлебнули с ними горя. «Матильды» прибыли на советско-германский фронт, оснащенные так называемыми «летними» гусеницами, которые не обеспечивали нужного сцепления с грунтом в условиях зимы. Поэтому были случаи, когда танки скатывались с обледенелых дорог в кюветы. Для решения этой проблемы на траки гусениц приходилось наваривать специальные металлические «шпоры». В сильные морозы трубопроводы жидкостной системы охлаждения, расположенные близко к днищу, замерзали даже при включенном двигателе. Между фальшбортами и гусеницами часто набивалась грязь, которая замерзала и лишала танк хода. В общем, проблем было предостаточно.

Однако, сравнивая «Матильду» не с Т-34, а с Т-60, Т-26 или БТ, которые составляли более половины парка танковых частей центральных фронтов, приходишь к выводу о полнейшем преимуществе первой. По бронированию «Матильда» превосходила наш KB (78 мм против 75 мм), а 40-мм английская пушка по бронепробиваемости не уступала нашей «сорокопятке». Нашими танкистами отмечалась «надежность работы дизельного двигателя и планетарной коробки передач, а также простота в управлении танком».

Справедливости ради надо сказать, что конструкция «Матильды» была более сложной, чем у советских танков, а это, в свою очередь, затрудняло подготовку экипажей. Что касается приспособленности этого танка к условиям советско-германско-го фронта, то можно добавить, что в ходе зимней кампании 1941—1942 годов уверенно двигаться по глубокому снежному покрову могли только Т-34 и KB, а все легкие советские танки преодолевали его с большим трудом.

Одним из главных недостатков вооружения «Матильды» являлось отсутствие осколочно-фугасных снарядов к 40-мм пушке. Поэтому уже в декабре 1941 года на основании распоряжения Государственного Комитета Обороны конструкторское бюро Грабина на заводе № 92 разработала проект перевооружения «Матильды» 76-мм пушкой ЗИС-5 и пулеметом ДТ (заводской индекс ЗИС-96 или Ф-96). В том же месяце один образец такого танка прошел испытания и был отправлен в Москву. В январе 1942 года последовало решение о подобном перевооружении всех «Матильд» — такая мера уравнивала боевые возможности MK.II и КВ.

Однако сейчас сложно сказать, происходило ли перевооружение «Матильд» в серийном порядке. Пока удалось обнаружить только один документ, касающийся этой проблемы. Это письмо наркома танковой промышленности В.Малышева наркому вооружения Д.Устинову, датированное 28 марта 1942 года:

«Напоминаю Вам, что план производства 76-мм танковых орудий Ф-96 для танков «Матильда» заводом № 9 фактически сорван, вместо запланированных 120 сдано только 47. В то же время выпуск 76-мм пушек ЗИС-5 для танков KB даже перевыполнен. Сложившееся положение вещей считаем неприемлемым, так как орудия для KB имеются в достаточном количестве.

Вопрос же скорейшего перевооружения имеющихся толстобронных английских танков 76-мм пушкой в настоящее время считается задачей № 1. Примите срочные меры по оперативной корректировке производства артиллерии для танков на II квартал текущего года с тем, чтобы недосдача пушек I квартала была восполнена как можно скорее».

Не исключено, что перевооружения «Матильд» пушкой Ф-96 вообще не производилось. Ведь с весны 1942 года в нашу страну стал прибывать танк огневой поддержки пехоты MK.II «Матильда CS», вооруженный 76,2-мм гаубицей, имеющий в боекомплекте фугасные снаряды, что позволяло более эффективно вести борьбу с огневыми точками противника.

Анализируя применение танков МК.II «Матильда» на советско-германском фронте, можно еще раз подтвердить известное правило о том, что основные потери материальной части советских бронетанковых подразделений были результатом отсутствия реального взаимодействия между родами войск Красной Армии, прежде всего между танкистами и пехотой. Собственно же танковые дуэли, где тактико-технические характеристики машины ощутимо влияли на результат боя, происходили достаточно редко.

В январе 1942 года в состав 3-й Ударной Армии (Северо-Западный фронт) был включен 170 отдельный танковый батальон в составе 4 KB, 13 MK.II и 18 Т-60. Батальон был придан 23 стрелковой дивизии и с 14 января включился в боевую работу.

Танковая рота MK.II (13 танков) была придана первому батальону 225 стрелкового полка 23 сд.

20 января 1942 года в 14.00 танки «Матильда» пошли в атаку в направлении деревни Георгий. Немцы, увидев их, начали отходить на село Малвотица. MK.II продвигались вперед и, ведя интенсивный огонь, стали ждать пехоту. Но пехота в атаку не вышла, а засела на северной окраине деревни Мышкино. Танки же, израсходовав весь боекомплект, вернулись на исходные позиции. После боя выяснилось, что атака пехоты была отменена, а танкистов известить об этом забыли.

В феврале 1942 года на Северо-Западном фронте развернулись ожесточенные бои за город Холм (Ленинградская область). Приказом № 02 штаба Холмской группы войск от 11.02.1942 года танковая рота МК. II была придана 128 сп 391 сд, которая имела задачу атаковать немецкие позиции на южном фланге обороны г. Холм.

Операция была тщательно продумана. Командирами учитывалось, что снежный покров достигал 1 м, что затрудняло проходимость и танков, и пехоты. На исходные позиции рота выдвинулась ночью, предварительно проведя рекогносцировку местности. За 12 часов до боя танкисты увязали свои действия с пехотой по следующему плану: саперы разминируют шоссе, по которому должны двигаться танки и улицы на южной окраине г. Холм, обозначая проходы вешками и флажками, танки с десантом пехоты движутся к населенному пункту, десант спешивается и начинается штурм опорных пунктов в городе. К одному из танков прицепили 45-мм противотанковую пушку.

В 12.00 13 февраля 1942 года танки с десантом на борту походной колонной (из-за высокого снежного покрова) двинулись в атаку. Но саперы не успели разминировать проходы! Не доезжая 70 м до южной окраины г. Холм, головной танк подорвался на мине. При попытке объехать его, одновременно разворачиваясь в боевой порядок, подорвались еще три танка. Пехота под сильным огнем противника соскочила с танков и укрылась на кирпичном заводе на южной окраине города. Танки, ожидая разминирования подходов, вели огонь с места. В результате полноценной операции по взятию населенного пункта не получилось, к тому же на минах было потеряно четыре танка.

В дальнейшем (14—17 февраля), штурмующему юрод 82 сп было придано два танка «Матильда». Экипажи этих машин за пять дней штурма проявили не только чудеса мужества и героизма, но и показали хорошие тактические знания по ведению боев в городе. Танки вели огонь по опорным пунктам врага, согласно заявкам пехотных начальников с дистанции 150—400 м. Каждый опорный пункт перед атакой пехоты обязательно обстреливался. Танки лейтенанта Данилова и лейтенанта Журавлева (командир роты MK.II) постоянно поддерживали и обеспечивали действия пехоты. Так, радист машины Данилова красноармеец Халипов залез на крышу дома и руками корректировал артиллерийский огонь из танка по противнику. 17 февраля 1942 года лейтенант Журавлев в пешем строю повел автоматчиков 82 сп в атаку и в рукопашной схватке выбил противника из трех домов.

С 15 по 20 февраля 1942 года в операции по взятию д. Малвотица и г. Холм батальон уничтожил:

5 орудий ПТО, 1 бронемашину, 12 ПТР, 4 ручных пулемета, 12 минометов, 20 автомашин и до двух рот пехоты.

Согласно докладу командования, «танки MK-II в боях показали себя с положительной стороны. Каждый экипаж за день боя расходовал до 200—250 снарядов и по 1—1,5 боекомплекта патронов (3000—5000 штук. — Прим.авторов). Каждый танк отработал по 550—600 моточасов вместо положенных 220 ч. Броня танков показала исключительную стойкость. У отдельных машин имелось 17—19 попаданий снарядом калибра 50 мм снарядов и ни одного случая пробития лобовой брони. На всех танках имеются случаи заклинивания башен, масок и вывод из строя орудий и пулеметов». За это время батальон потерял восемь MK.II (четыре подбиты огнем противотанковых орудий, четыре подорвались на минах) и четыре Т-60.

Зимой—весной 1942 года «Матильды" активно использовались в боях, главным образом на Западном, Калининском и Брянском фронтах, где шли в основном позиционные бои. А из-за своей мощной бронезащиты, малой скорости и небольшого запаса хода танк MK.II оказался достаточно удобен как раз для использования в таких боях.

В мае 1942 года в составе 22 танкового корпуса (127 танков, из них 41 MK.II) Юго-Западного фронта «Матильды» участвовали в неудачном наступлении на Харьков (Барвенковская операция), в ходе которого все были потеряны.

В августе 1942 года эти танки участвовали в Ржевской операции (30 армия, Калининский фронт), но из-за неграмотного использования понесли большие потери. Например, 196 танковая бригада к 1 августа имела в строю 35 «Матильд» и 13 Т-60. Через полтора месяца боев в ней осталось лишь шесть танков MK.II и четыре Т-60.

Весной 1943 года Советский Союз отказался ввозить танки «Матильда» — к этому времени стало ясно, что они уже не отвечают современным требованиям (кстати, в британской армии к началу 1943 года в строевых частях не осталось ни одной «Матильды»). Тем не менее, эти танки активно использовались в боях 1943 года, причем на главных стратегических направлениях.

Например, к началу немецкого наступления на курской дуге в составе 201 танковой бригады (7-я гвардейская армия Воронежского фронта) имелось

18 танков MK.II «Матильда», 31 «Валентайн» и три Т-34. Совместно с пехотой 73 гвардейской стрелковой дивизии и 1669 истребительно-противотанковым полком бригада занимала оборону в районе хут. Гремучий—хут. Крутой Лог.

6 июля 1943 года бригада отбила шесть атак немецкой пехоты при поддержке танков, подбив 5 машин и уничтожив до 150 солдат противника. На следующий день бригада отбила 12 атак силой до двух батальонов пехоты при поддержке 45— 50 танков. В результате боя было подбито два Pz.lV, три Pz.lll, три САУ и уничтожено до 750 солдат. В качестве трофеев были захвачены две исправных немецких самоходки. Потери наших танкистов составили один сгоревший и два разбитых «Валентайна» и три подбитых «Матильды».

В дальнейшем бригада отражала по 6-7 атак противника ежедневно, а 12 июля сама перешла в наступление. В результате атаки был сожжен один танк Pz.lll, уничтожен шестиствольный миномет, два грузовика с боеприпасами и до 150 вражеских солдат. Ответным артогнем было сожжено три «Матильды» и два «Валентайна», подбито семь «Матильд» и три «Валентайна».

Всего в боях с 5 по 25 июля 1943 года 201 танковая бригада уничтожила 30 немецких танков, семь САУ. 28 орудий, 13 минометов, 23 пулемета и девять автомашин.

17 июля 1943 года в 8-ю гвардейскую армию (фронт) прибыл 224 отдельный танковый полк в составе 33 танков MK.II «Матильда» и семи MK.III «Ва-лентайн». На следующий день полк атаковал позиции противника в районе д. Богородичное. Но из-за пассивности нашей пехоты атака была безрезультатной — в бою танкисты уничтожили 16 противотанковых пушек, но сами потеряли сгоревшими пять MK.II, подбитыми пять MK.II и пять MK.III. Кроме того. восемь MK.II вышли из строя по техническим причинам.

21 июля 1943 года девять «Матильд» 224 ОТП при поддержке роты автоматчиков атаковали опорный пункт немцев в деревне Голая Долина. Небезынтересно привести выдержки из доклада о ходе боя:

«В 7.50 во время атаки наши танки столкнулись с 14 немецкими танками. Огнем с хода и с места танкисты подожгли два и подбили один танк противника. Пехота в это время залегла и танки вернулись к ней.

В 13.00 танки еще раз выдвинулась в атаку, но наша пехота, увидев танки противника, тут же залегла. Ведя огонь с места и на малых скоростях был подбит один танк, один танк сожжен и уничтожено орудие противника.

В 15.00 танки снова атаковали, но, нарвавшись на минное поле и потеряв одну машину, отошли»...

Весьма впечатляющий результат: уничтожено пять немецких танков, а потеряна только одна «Матильда», подорвавшаяся на мине. Следует добавить, что всего в боях с 17 июля по 2 августа 1943 года 224 ОТП потерял все «Валентайны» и 13 «Матильд» (из них безвозвратно — семь) и к 3 августа имел в строю 20 MK.II и шесть в ремонте.

Пожалуй последним соединением Красной Армии, имевшем на вооружении большое количество «Матильд», был 5-й механизированный корпус (68-я армия Западного фронта), который на 13 декабря 1943 года имел в своем составе 79 танков «Матильда», 138 танков «Валентайн» и 94 бронеавтомобиля БА-64 и БТР «Универсал».

Но уже к лету 1944 года в танковых частях Красной Армии остались лишь единичные экземпляры «Матильд», а к осени их можно было встретить только в учебных подразделениях.

До сегодняшнего дня на территории бывшего СССР сохранилось лишь два образца танка MK.II «Матильда». Один — хорошо сохранившийся вариант «Матильда CS» с 76-мм гаубицей в Военно-историческом музее бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке. Другой — поднятый со дна реки в Калужской области и плохо отреставрированный — на площадке Музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе в Москве. Эта машина имеет жестяную башню и один борт, изготовленные в ходе реставрации.

Максим Коломиец, Илья Мощански, Холявский

Категория: Вторая мировая война | Добавил: Ariec (28.06.2009)
Просмотров: 2316 | Рейтинг: 0.0/0
Форма входа
Найти бронемашину
Реклама
Баннерная Сеть ARMY Best Sites
Copyright MyCorp © 2017Конструктор сайтов - uCoz