Бронетехника мира    

-->Вы вошли как Гость | Группа "Гости" .Приветствую Вас  Гость 

Главная | Бронетехника | Регистрация | Вход                                                                                         

Пятница, 23.06.2017, 01:16

Меню
Категории раздела
Первые танки [24]
Между войнами [33]
Вторая мировая война [63]
Послевоенное время и современность [61]
Наш опрос
Лучший тяжёлый танк Второй Мировой Войны
Всего ответов: 863
Облако тегов
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Популярные статьи
Бронетехника Румынии
Дивизия СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер"
3-я Танковая дивизия СС "Тотенкопф"
2-я танковая дивизия СС "Дас Райх"
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 3
Легкие немецкие танки Первой мировой войны
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 2
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 1
Крейсерский танк CROMWELL(Англия)
Миномет под именем «Тюльпан»
Свежие материалы
3-я Танковая дивизия СС "Тотенкопф"
2-я танковая дивизия СС "Дас Райх"
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 3
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 2
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 1
Дивизия СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер"
Краткая история СС
Предыстория и причины появления танков
Германские танки Первой мировой войны.Итоги и уроки
Немецкие проекты 1918 года
Главная » Статьи » Танки » Между войнами

T-34_2 (СССР)
ССС

И тем не менее, к концу 1937 г. на испытательный стенд устанавливается новый доведенный образец дизеля, получивший к этому времени название В-2. Результаты проведенных в апреле-мае 1938 г. государственных испытаний, дали возможность организовать на заводе мелкосерийное производство новых дизелей. Руководил этим С. Н. Махонин. В 1938 г. на ХПЗ были изготовлены 50 дизелей В-2. И, наконец, в январе 1939 г. дизельные цехи ХПЗ отделились и образовали самостоятельный моторостроительный завод, получивший позднее обозначение №75. Сначала он подчинялся Наркомату авиапромышленности, но вскоре был передан Наркомату среднего машиностроения. Директором завода был назначен А. Я. Брускин, очень быстро смененный Д. Е. Кочетковым. Т. П. Чупахин стал главным конструктором, Я. И. Невяжский -главным инженером, М. П. Поддубный - его заместителем, а И. Я. Трашутин - начальником КБ.

Летом 1939 г. первые серийные дизели В-2, установленные на танки, артиллерийские тягачи "Ворошиловец" и на испытательные стенды, были подвергнуты самому строгому экзамену. И они этот экзамен с честью выдержали, проработав в отдельных случаях почти вдвое больше против установленного программой количества часов.

Вторые и последние Государственные и стендовые испытания четырех дизелей В-2 в мае-июне 1939 г. прошли успешно. Комиссия, в которую входили Ю. А. Степанов, Т. П. Чупахин, И. Я. Трашутин, М. П. Поддубный, Е. А. Кульчицкий, М. И. Кошкин и другие, вынесла решение: "Рекомендовать дизели В-2 для производства и установки на танки". С декабря 1939 г. началось крупносерийное производство первых в мире 500-сильных быстроходных танковых дизелей В-2, принятых в производство тем же распоряжением Комитета обороны, которым были приняты на вооружение Т-34 и КВ.

За разработку дизеля В-2 Т. П. Чупахину была присуждена Государственная премия, а уже после начала Великой Отечественной войны завод №75 осенью 1941 г. был награжден орденом Ленина. К тому времени завод завершил эвакуацию в Челябинск. Там он слился с Челябинским Кировским заводом (ЧКЗ) и первые дизели начал выпускать в декабре 1941 г. Главным конструктором ЧКЗ по дизель-моторам стал И. Я. Трашутин.

До начала Великой Отечественной войны танковые дизели В-2 выпускал только завод №75 в кооперации с ХТЗ и Кировским заводом в Ленинграде.

Чтобы больше не возвращаться к вопросам о дизеле, коротко расскажем о довоенных проработках КБ завода №75. Так был создан 6-цилиндровый танковый дизель В-4 мощностью 300 л.с. при 1800 об/ мин, предназначенный для установки в легкий танк Т-50. Их производство должно было быть организовано на одном подмосковном заводе. Война помешала этому (хотя все же завод №75 успел выпустить их несколько десятков). Тем был поставлен крест и на производстве танков Т-50.

Из других довоенных проработок отметим дизели В-5 и В-6 (с нагнетателем), созданные в "металле". Были изготовлены также опытные дизели: форсированный по оборотам до 700 л.с. В-2сф и 850-сильный В-2сн с нагнетателем. Начавшаяся война заставила прекратить эти работы и сосредоточиться на усовершенствовании основного дизеля В-2.

Дизелем В-2-34 оснащались танки Т-34 (на танках БТ - дизель В-2, а на тяжелых KB стояла его 600-сильная разновидность В-2К). Это 4-тактный, 12-цилиндровый V-образный быстроходный бескомпрессорный дизель-мотор водяного охлаждения со струйным распылением топлива. Цилиндры расположены под углом 60" друг к другу. Номинальная мощность двигателя 450 л.с. при 1750 об/мин коленчатого вала. Эксплуатационная мощность при 1700 об/мин - 500 л.с. Число оборотов коленчатого вала на холостом ходу - 600 об/мин. Удельный расход топлива - 160-170 г/л.с. Диаметр цилиндров - 150 мм, литраж - 38,8 л, степень сжатия - 14-15. Сухой вес двигателя - 874 кг.

Добавим, что скорость танка Т-34-85 с пятискоростной коробкой передач на пятой передаче при 1700 об/мин двигателя составляла 48,3 км/ч; она возрастала пропорционально числу оборотов и 51 км/ч достигала при 1800 об/мин.

Напомним, каковы преимущества танкового дизеля перед карбюраторным двигателем. Это, прежде всего, высокая эксплуатационная экономичность, возможность работать на дешевых и менее, чем бензин, пожароопасных тяжелых сортах дизельного топлива (марки ДТ или газойль Э). Высокие тяговые характеристики дизеля допускают значительные перегрузки. Воспламенение топлива от сжатия исключает помехи работе радиоаппаратуры, обеспечивает непрерывность и независимость работы отдельных циклов двигателя.

На Т-34 и машинах на его базе (в том числе и самоходных артиллерийских установках) стояли дизели В-2 незначительно различавшихся марок: В-2, В-2В, В-2-34, В-2-34М и В-2-34М11. В-2-34, в частности, отличается от предыдущих чугунным (а не силуминовым) картером. Последние два устанавливались после войны на модернизированных машинах. В-2-34Кр (стоял на самоходном кране СПК-5) и имел механизм отбора мощности на лебедку крана.

Перед войной дизели выпускал лишь завод №75 в Харькове. С началом войны, их стал выпускать СТЗ, а несколько позже завод №76 в Свердловске и Челябинский Кировский (ЧКЗ). Но их не хватало. И в 1942 г. в Барнауле был срочно выстроен дизельный завод №77 (первые десять дизелей дал в ноябре 1942 г.). Всего же эти заводы в 1942 г. выпустили 17211, в 1943 г. - 22974 и в 1944 г. -28136 дизелей.

"Т-34М"

Незадолго до кончины Кошкин вместе с Морозовым и другими конструкторами начал проработку улучшенной машины, которая неофициально называлась Т-34М или даже Т-44.

Лучшее, говорят, враг хорошего. "Наверху" стало известно об определенных успехах танкового КБ в разработке улучшенного варианта Т-34, а, по-существу, может быть даже и новой машины. И вот чем это обернулось.

Летом 1940 г. КБ ХПЗ получило задание начать разработку улучшенной модели Т-34, условно называемой Т-34М. Новая машина должна была иметь более толстую броню (до 100 мм) лобовой части корпуса, цельноштампованную башню, 76-мм пушку Ф-34 вместо коротко-ствольной Л-11, пятискоростную коробку передач и навесные фальшборты над верхними ветвями гусениц. Естественно, требовалось повысить и надежность машины. Еще раньше Кошкин со своими сотрудниками прикидывали возможность улучшить конструкцию тридцатьчетверки, в частности, уплотнить компоновку внутренних узлов и сократить длину корпуса за счет поперечного расположения двигателя. "Посадить двигатель между двумя бортовыми передачами", - говорили конструкторы. Съем мощности должен был вестись с двух "носков", т.е. с обоих концов коленчатого вала. Выигрыш в весе вследствие уменьшения размеров корпуса решено было пустить на усиление бронирования. Сотрудники КБ предложили снабдить танк торсионной подвеской. Сам главный конструктор уже не принимал участи в этих работах - он был тяжело болен. Продолжили без него.

Сразу же встретились большие трудности: так, например. Южный броневой завод в г. Мариуполе не смог освоить изготовление штампованной башни, не превышая проектного веса. Одним словом, прогресс в разработке Т-34М был не слишком велик. Но руководители НКО, которые незадолго до этого не слишком-то охотно принимали Т-34, теперь хотели получить танк еще более сильный. "Детские болезни" тридцатьчетверки дали им новый повод от нее отказаться. "Даешь Т-34М!". И ГБТУ НКО велит прекратить приемку Т-34. Дело дошло до полной остановки сборки танков.

Много сил для того, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки потратил директор ХПЗ Ю. Е. Максарев (1903-1982 гг.). Воспользуемся моментом и скажем несколько слов о нем. Начал он трудовую деятельность кузнецом, участвовал в Гражданской войне. В 1930 г. окончил Ленинградский технологический институт. До назначения директором ХПЗ работал на Кировском заводе. В годы войны (1941-1946 гг.) - директор Уральского вагоностроительного завода. В послевоенные годы был председателем Госкомитета по изобретениям. Герой Социалистического труда (1943 г.), лауреат Государственной премии (1946 г.). Генерал-майор инженерно-технической службы.

А. А. Епишеву (первый секретарь Харьковского обкома партии), Ю. Е. Максареву и другим работникам ХПЗ удалось доказать, и показать, что в деле увеличения надежности и устранения недостатков своей машины они добились немалых успехов. Новый нарком обороны С. К. Тимошенко приказал возобновить выпуск Т-34. И вот новое постановление СНК и ЦК ВКП(б) от 5 мая 1941 г.:

"1. Утвердить Наркомсредмашу на 1941 год план производства: а) танков Т-34 в количестве 2800 штук, в том числе по заводу №183 - 1800 штук и по СТЗ - 1000 штук."

Но дело о Т-34М еще не кончилось. Вот как выглядело это постановление далее:

"2. Обязать Наркомсредмаш, т. Малышева и директора завода №183 т. Максарева внести в танки Т-34 следующие улучшения:

а) увеличить толщину брони башни и переднего лобового листа корпуса до 60 мм;

б) установить торсионную подвеску;

в) расширить погон башни до размера не менее 1600 мм и установить командирскую башенку с круговым обзором;

г) установить бортовые листы корпуса танка вертикально, с толщиной брони равнопрочной 40 мм броне при угле наклона 45".

3. Установить полный боевой вес улучшенного танка Т-34 - 27,5 тонны.

4. Обязать Наркомсредмаш т. Малышева и директора завода №183 т. Максарева обеспечить в 1941 г. выпуск 500 штук улучшенных танков Т-34 в счет программы, установленной настоящим постановлением."

В апреле 1941 г. КБ закончило документацию на Т-34М. На завод прибыла комиссия ГБТУ. Ее заключение: прекратить выпуск Т-34, налаживать производство Т-34М. А до начала войны оставалось три месяца. Правда, тогда этого никто не знал, но предупреждения о близком нападении гитлеровской Германии поступали со всех сторон. Известно о них было и в НКО.

Максарев и его команда преодолели и это. И в свете сказанного, наверное, легче оценить героические усилия заводчан, давших армии в первом полугодии 1941 г. 1110 танков. А о Т-34М следует сказать, что когда началась война, нарком среднего машиностроения В. А. Малышев (а даже он поддался нажиму военных) приказал находившемуся тогда в Москве Ю. Е. Максареву немедленно прекратить работы КБ завода по модернизации Т-34 и сосредоточиться на устранении его дефектов. Заводу предписывалось прекратить выпуск гражданской продукции и направить все силы на расширение производства Т-34. Но история Т-34М не кончилась. Впрочем, об этом позже.

Великая отечественная война (Часть 1)

На 1 июня 1941 г. танковый парк Красной Армии насчитывал 23106 танков, из них боеготовых - 18691 или 80,9%. В пяти приграничных военных округах (Ленинградском, Прибалтийском, Западном Особом, Киевском Особом и Одесском) имелось 12782 танка, в том числе боеготовых - 10540 или 82,5% (ремонта, следовательно требовали 2242 танка). Большая часть танков (11029) входили в состав 20-ти механизированных корпусов (остальные - в составе некоторых стрелковых, кавалерийских и отдельных танковых частей). С 31 мая по 22 июня в эти округа поступили 41 KB, 138 Т-34 и 27 Т-40, то есть еще 206 танков, что доводило их общее число до 12988. В основном это были Т-26 и БТ. Новых же KB и Т-34 было 549 и 1105, соответственно.

В составе танковых и моторизованных дивизий механизированных корпусов Т-34 приняли участие в боях, образно говоря, с первых же часов вторжения гитлеровского вермахта в нашу страну.

По штатам 1940 г. две танковые дивизии корпуса должны были иметь по 375, а моторизованная - 275 танков. Из них Т-34 соответственно 210 и 17. Остальными были БТ, Т-26, а в танковой дивизии - еще 63 KB. Шесть танков у командования корпусом дополняло их общее число до 1031, из них 437 - Т-34. Не трудно подсчитать, какой процент составляли те 1105 Т-34 от штатной численности двадцати МК. Он равен 5,4!

Большинство корпусов не имели положенных им по штату танков. Например, 9-й, 11-й, 13-й, 18-й, 19-й и 24-й МК имели 220-295 танков, а 17-й и 20-й, имевшие соответственно 63 и 94 танка вообще только числились мехкорпусами, а на самом деле ими не были. Командиры корпусов и дивизий этих, в большинстве своем недавно сформированных или еще формирующихся соединений, в основном пришли из кавалерии или пехотных частей, не имели опыта управления механизированными соединениями. Экипажи еще слабо владели новыми машинами. Старые же по большей части требовали ремонта, имели ограниченный моторесурс. Поэтому мех-корпуса в большинстве своем были не очень боеспособными. Оно и понятно. За короткий срок (несколько месяцев) практически было невозможно сформировать такое большое количество мехкорпусов. По этим и по другим причинам в боях первых дней войны наши танковые соединения понесли большие и невосполнимые потери. Уже в августе, например, 6-й, 11-й, 13-й, 14-й МК, входившие в состав Западного фронта, потеряли около 2100 танков, т.е. 100 процентов имевшихся машин. Многие танки были взорваны своими экипажами, поскольку они не могли двигаться из-за неисправности или отсутствия горючего.

22 и 23 июня 3-й, 6-й, 1 1-й, 12-й. 14-й и 22-й механизированные корпуса Красной Армии вступили в тяжелые бои в районе Шауляя, Гродно и Бреста. Чуть позднее в бой пошли еще восемь мехкорпусов. Наши танкисты не только оборонялись, но и контратаковали. С 23 по 29 июня в районе Луцк-Ровно-Броды они вели ожесточенное встречное танковое сражение против 1-й танковой группы генерала Э. Клейста. Слева по ней ударили со стороны Луцка 9-й и 19-й мехкорпуса, а с юга от Броды 8-й и 15-й. В сражении участвовали тысячи танков. Т-34 и KB 8-го мехкорпуса сильно потрепали 3-й немецкий моторизованный корпус. И хотя контрудар поставленной цели (отбросить противника за госграницу) не достиг, наступление противника затормозилось. Он понес большие потери - к 10 июля они составили до 41% начального количества танков. Но враг наступал, подбитые танки оставались в его руках, и весьма эффективно действовавшие ремонтные подразделения немцев быстро вводили их снова в строй. Наши подбитые или оставшиеся без горючего и взорванные экипажами, оставались в руках противника.

Для сравнения наши потери в танках в первых стратегических оборонительных операциях:

а) прибалтийская операция (22.06.-9.07.41 г.) потеряно 2523 танка;

б) белорусская (22.06.-9.07.1941) - 4799 танка;

в) в Западной Украине (22.06.-6.07.41 г.) - 4381 танк.

Велика была роль танковых войск и в начавшейся в октябре 1941 г. битве за Москву.

В составе трех фронтов - Западного, Резервного и Брянского - мы имели на 10 октября 990 танков (среди них много легких Т-40 и Т-60). Немцы бросили в наступление около 1200 танков. В начале октября враг окружил в районе Вязьмы соединения Красной Армии, вынудив остальные к отходу. Для прикрытия отхода войск Западного фронта были выделены пять недавно образованных танковых бригад (9-я, 17-я, 18-я, 19-я и 20-я), вооруженные танками Т-34. С юго-запада на Москву наступала 2-я танковая группа генерала Г. Гудериана. Его танки, прорвав фронт вблизи г. Орла, стали угрожать обходом Москвы с юга. Навстречу им были выдвинуты 4-я (полковник М. Е. Катуков) и 11-я (полковник П. М. Арманд, он же Тылтынь) танковые бригады.

В контрнаступлении наших войск под Москвой (началось 5 декабря 1941 г.) участвовали две танковые дивизии, 14 бригад и 13 отдельных танковых батальонов. Здесь отличилась в частности 8-я танковая бригада, действовавшая на клинском направлении. Она шла с боями на юг по тылам противника и утром 9 декабря, захватив населенный пункт Ямуга, между Клином и Калинином перерезала Ленинградское шоссе, по которому осуществлялась связь между московской и калининской группировками врага. Это явилось решающим моментом в разгроме немцев на этом участке фронта.

В Московской оборонительной операции (30.09.- 5.12.41 г.) наши потери достигли 2785 танков, а в московской наступательной (5.12.1941 г. - 7.01.1942 г.) всего 429.

Дальше был 1942 год с летним наступлением врага на юге и переходом 19 ноября войск Юго-Западного и Донского фронтов в наступление, завершившееся окружением немецких войск под Сталинградом. В контрнаступлении приняли участие 4 танковых и 2 механизированных корпуса, а также 17 отдельных танковых полков и бригад. Меньше, чем за четверо суток наши танки прошли 150 км с севера и 100 км с юга и замкнули кольцо окружения. В ночь на 22 ноября лихим рейдом танкисты 157-й танковой бригады захватили мост через р. Дон. Немецкая охрана моста никак не ожидала, что приближавшиеся с зажженными фарами машины - советские.

В декабре враг пытался деблокировать свою окруженную группировку. Он достиг некоторого успеха, но вскоре выдохся и 16 декабря наши войска вновь перешли в наступление. Фронт немцев был прорван и в прорыв вошли 4 наших танковых корпуса. Заслуживает упоминания знаменитый Тацинский рейд 24-го танкового корпуса (имевшего по 32 Т-34 и 21 Т-70 в каждой танковой бригаде): за 5 дней он прошел 240 км и обрушился на немецкий гарнизон станицы Тацинской и авиабазу вблизи ее.

В решающий момент Курской битвы произошло знаменитое танковое сражение под Прохоровкой (12 июля 1943 г.). Тут немецкий танковый таран наткнулся на встречный удар 5-й гвардейской танковой армии генерала П. А. Ротмистрова. Схватились более 1200 танков и СУ. Атака тридцатьчетверок была столь стремительна, что они прорезали весь боевой порядок противника. Его грозные "Тигры" и "Пантеры" в ближнем бою не могли использовать своего преимущества в вооружении. Именно лучшая маневренность тридцатьчетверок и помогла им выиграть этот бой.

Потом была Белорусская наступательная операция (июнь-август 1944 г.), Висло-Одерская, в которой участвовало более 7000 танков и СУ (январь 1945 г.). В этой последней советские танки за 20 дней с боями прошли 600-700 км. И, наконец, Берлинская операция (апрель 1945' г.), в которой только с нашей стороны участвовало 6250 танков и СУ. Потери составили 1997 единиц.

Но мы забежали вперед. Вернемся снова к событиям начала войны.

В первые месяцы войны наши механизированные войска несли большие потери в бронетанковой технике. Но это еще не самое худшее. Пока на фронт поступали с заводов новые танки, потери можно было восполнить. Ввиду быстрого продвижения немецких войск вглубь нашей страны уже в августе возникла непосредственная угроза захвата основных центров производства танков. Летом 1941 г. танки выпускали у нас пять заводов, четыре из них оказались в пределах воздействия вражеских авиации и даже наземных войск. В Ленинграде Кировский завод производил тяжелые танки КВ. Завод №174 им. К. Е. Ворошилова, завершая выпуск легких танков Т-26, готовился к выпуску новых легких танков Т-50. В Москве завод №37 выпускал легкие танки Т-40. Танки Т-34 выпускали ХПЗ и СТЗ. Последний только что освоил их выпуск. И в числе 1110 танков Т-34, изготовленных в первом полугодии 1941 г. были и 294 машины, выпущенные на берегах Волги.

24-25 июня 1941 г. на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) была поставлена задача создать на востоке страны новые центры по выпуску танков KB, Т-34, Т-50, а также танковых дизелей. Постановлением ГКО от 1 июля план выпуска Кировскому заводу, ХПЗ и СТЗ был резко повышен. Производство Т-34 также должен был начать и завод №112 ("Красное Сормово") в г. Горьком. Сормовские танки стали поступать в войска уже в октябре 1941 г.

11 сентября 1941 г. был образован Наркомат танкостроения, которому был передан ряд тракторных, дизельных, бронекорпусных и т.д. заводов. Возглавил НКТС заместитель председателя СНК СССР В. А. Малышев. По линии ГКО за танкостроение отвечал В. М. Молотов. До войны в руководящих сферах много говорилось о необходимости перебазирования военной промышленности на Урал, в Сибирь, в Среднюю Азию, т.е. районы, которые были недосягаемы для авиации тех времен. Сделано, однако, для этого было мало. Это был большой просчет, приведший к тяжелым последствиям.

Первыми еще в июле начали эвакуироваться на восток с приближением вражеских дивизий к Ленинграду танковые цеха Кировского завода.

В середине августа начались налеты вражеской авиации на Харьков. 15 сентября ХПЗ получил приказ приступить к эвакуации танкового производства в Нижний Тагил на вагоностроительный завод. Туда же прибыли сотрудники Института электросварки АН УССР во главе с его директором Е. О. Патоном. Это было очень удачное решение. Кстати, идею о переводе группы Патона в Нижний Тагил подал В. А. Малышев, когда они встретились в первые дни войны на одном из уральских заводов.

Началась грандиозная операция по перевозке ХПЗ на Урал. Сначала туда были отправлены конструкторы, технологи, а также наиболее ценные и сложные станки. Первые прибывшие подготовили помещения для расстановки оборудования. Затем двинулись эшелоны с рабочими, их семьями, станками, материалами, а также с корпусами еще не собранных танков. В сентябре выпуск лишь немного снизился по сравнению с августом. Вот данные выпуска по месяцам: июль - 225, август - 250, сентябрь - 220, октябрь - 30. Производство танков в Харькове прекратилось 19 октября. В этот день город покинул последний, 41-й по счету эшелон. И последние 120 заводчан уже на автомобилях покинули город. Саперы взрывали мартены, портальные краны, электростанцию.

Новый завод в Нижнем Тагиле получил название Уральский танковый завод №183 им. Коминтерна. Директором его стал Ю. Е. Максарев. Уральский завод был объединен с Московским станкостроительным заводом им. С. Орджоникидзе, получил часть оборудования и сотрудников заводов "Красный Пролетарий" и Станколит. Прибыли туда и специалисты Мариупольского броневого завода.

Героизм, трудовая инициатива, самоотверженность рабочих и инженеров позволили уже в конце декабря, т.е. всего через два месяца после прекращения выпуска танков в Харькове, собрать (частично из привезенного с собой задела) и отправить на фронт 25 боевых машин. Всего же завод выпустил с начала войны более 750 танков.

Поначалу не хватало бронекорпусов и башен. Их получали из Свердловска с Уральского завода тяжелого машиностроения (УЗТМ).

Но вскоре завод стал сам обеспечивать себя полностью всеми необходимыми для сборки танков узлами. И вот результат: в январе 1942 года выпущено 75 машин, в феврале -140, в марте - 225, в апреле - 380. Максимальный месячный выпуск -758 машин - был достигнут в декабре.

СТЗ (директор Б. Я. Дулькин, позднее К. А. Задорожный, главный инженер - А. Н. Демьянович) во второй половине 1941 г. дал фронту 962 танка, "Красное Сормово" (директор -Д. В. Михалев, главный инженер -Г. И. Кузьмин) - 173. А все три завода за указанный отрезок времени выпустили 1885 машин. За весь год было передано армии 2995 танков Т-34.

1942 г. принес еще большие успехи в производстве средних танков. Свой вклад внес ЧКЗ (директор -И. М. Зальцман, главный конструктор - Ж. Я. Котин), построив с августа по декабрь 1055 машин. С октября к ним присоединился УЗТМ (директор - Б. Г. Музруков), выпустив 267 машин до конца года. СТЗ вынужден был прекратить выпуск Т-34 в августе, когда бои шли уже на территории завода. В этом месяце под бомбами и снарядами завод изготовил 240 машин. Эстафету принял завод №174, включившись, наконец, в выпуск средних танков. Общий итог 1942 года - 12520 Т-34. Тяжелых танков KB - 2553. Всего же танков и СУ - 24445.

В 1943 г. пять заводов передали фронту 15696 танков Т-34. К этому надо добавить 1383 самоходные артиллерийские установки на базе Т-34 - СУ-122 и СУ-85

Основные конструктивные особенности танков Т-34 выпуска 1940 г.

Танки, выпускавшиеся в 1940 г., имели боевую массу 26,8 т и были вооружены 76-мм пушкой Л-11 образца 1939 г., длиной ствола 30,5 калибров. Противооткатные приспособления пушки были защищены оригинальной и только этому образцу танка свойственной бронировкой. Заметим при этом, что пушка не выступала за переднюю часть корпуса. Башня танка сварная из катанных броневых листов, боковые и задние стенки имели угол наклона к вертикали 30". В боковых стенках монтировались смотровые приборы, а в кормовой стенке башни имелась съемная, установленная на болтах броневая накладка. Она закрывала прямоугольное отверстие, через которое проводилась смена ствола пушки. Опыт боев показал, что это было уязвимым местом и впоследствии задняя стенка башни делалась сплошной. Замена ствола пушки стала осуществляться при поднятии кормы башни над корпусом. Позднее на части танков устанавливались литые башни с увеличенной до 52-мм толщиной брони. Танки первых выпусков (их называют иногда образца 1939 или 1940 года) имели носовую часть корпуса обтекаемой, только этим машинам свойственной формы. Верхний и нижний 45-миллиметровые броневые листы крепились гужонами (с головками впотай) к поперечной стальной балке. Оригинальной формы был люк с откидной крышкой для механика-водителя. В крышке имелся смотровой перископический прибор, а слева и справа от нее размещались дополнительные смотровые приборы, позволяющие водителю в определенных пределах вести обзор влево и вправо. Траки гусениц остались старого образца, как и на БТ (но, разумеется, большей ширины - 55 см), гладкие, без развития. Кормовой лист корпуса съемный, на болтах, крепился к боковым стенкам. На крыше башни находился один большой люк трапециевидной формы.

"Тридцатьчетверка", безусловно, превосходила в начале войны все танки противника по вооружению, защищенности и маневренности. Но и у нее были недостатки. "Детские болезни" сказывались в быстром выходе из строя бортовых фрикционов. Обзорность из танка и комфорт в работе экипажа оставляли желать лучшего. Лишь часть машин оснащалась радиостанцией. Надгусеничные полки и прямоугольные отверстия в корме башни (на машинах первых выпусков) оказались уязвимыми. Наличие лобового пулемета и люка водителя ослабляли стойкость лобового броневого листа. И хотя форма корпуса Т-34 явилась объектом подражания для конструкторов на многие годы, уже у наследника "тридцатьчетверки" -танка Т-44 упомянутые недостатки были устранены.

Дальнейшее совершенствование конструкции танка и модификации

С первых дней выпуска в конструкцию танка стали вноситься многочисленные изменения, целью которых было, по возможности, упростить и ускорить производство. По словам Ю. Е. Максарева, в конструкцию Т-34 в год вносилось до 3,5 тысяч крупных и мелких изменений. До конца 1941 г. были внесены 770 изменений, упрощавших изготовление деталей, полностью отменена 5641 деталь (1265 наименований). Более чем в три раза была снижена трудоемкость обработки броневых деталей. Свои изменения вносил и каждый завод производитель. Таким образом, внешне (а лучше сказать, именно внешне) можно было в ряде случаев отличить танки выпуска различных годов и разных заводов. В отношении Т-34 у нас не принято было как, например, в Германии в то время относить танки разных серий к различным модификациям. В нашей литературе различают танки образцов 1940,1941,1942, 1943 гг. Имеются в виду в данном случае Т-34, вооруженные 76-мм пушкой. Теперь их принято обозначать как Т-34-76.

Обратимся к танку образца 1941 г., хотя это чисто условное обозначение. Трудно сказать, когда именно и на каком заводе оформился Т-34 образца 1941 г. Эти машины стали вооружаться пушкой Ф-32 с длиной ствола 31,5 калибров. Перешли к безбалочному креплению передних краев лобовых броневых листов. Теперь они соединялись сварным швом.

Изменилась форма бронировки откатных приспособлений пушки. По аналогии с машинами ранних выпусков стала устанавливаться литая башня, впрочем, сохранившая форму предыдущей - сварной. Изготовление литой башни облегчило производство и позволило увеличить выпуск танков. Изменилась форма люка в крыше башни. Люк механика-водителя получил прямоугольную форму с двумя отдельно стоящими в нем перископическими смотровыми приборами, прикрытыми броневыми заслонками. Водитель мог пользоваться любым из них (второй служил резервным на случай выхода из строя первого). Ширина траков гусеницы была уменьшена с 55 до 50 см и они получили развитую поверхность. В результате улучшились маневренные свойства танка за счет лучшего зацепления гусениц с грунтом. Часть машин стала оснащаться опорными катками без "обрезинки" (резиновых бандажей), с так называемой внутренней амортизацией. Это делалось в целях экономии дефицитной резины, но приводило к быстрому изнашиванию резины внутренней амортизации и усложняло производство. Внутренняя амортизация катков не получила широкого распространения и в дальнейшем лишь периодически применялась на некоторых сериях разных заводов. Направляющие же катки потеряли об-резинку навсегда, в данном случае экономия оказалась к месту. Боевая масса танка образца 1941 г. возросла.

1942 год принес новые улучшения в конструкции Т-34, направленные на повышение его боевой мощи, маневренности, а также упрощение конструкции. На танке ставились пушки либо Ф-32, либо Ф-34. Последняя длиной ствола 41,3 калибра. Баллистические характеристики Ф-34 были такими же, как и у знаменитой дивизионной пушки ЗИС-3 и пушки ЗИС-5 тяжелого танка КВ. Теперь уже ствол пушки выступал за переднюю часть корпуса. Боекомплект составлял 97 или 100 выстрелов. Для увеличения свободного объема в башне опоры цапф пушки были вынесены вперед за ее лобовую часть. Это и вызвало появление на ней выпуклой наделки. Литая башня получила шестигранную форму. На ее крыше было уже два люка - командира и заряжающего. Введена пятискоростная коробка передач (вместо четырехскоростной), что улучшило тяговые характеристики двигателя. Устанавливались более эффективные воздухоочиститель и всережимный регулятор топливного насоса. Катки употреблялись либо с обрезинкой, либо с внутренней амортизацией, как сплошные, так и облегченные, с ребрами жесткости, к тому же в разных сочетаниях. Была установлена более мощная радиостанция 9-Р вместо 71-ТК-3, причем она теперь ставилась на всех машинах, а не только на командирских.

Еще в конце 1942 г. на ЧКЗ было предложено оснастить Т-34 командирской башенкой, разработанной для экспериментального среднего танка KB-13. Ее стали устанавливать на танках выпуска 1943 г. Неподвижная башенка имела по основанию 5 смотровых щелей со стеклоблоками, а в крыше - перископический прибор наблюдения МК-4. В ней же - люк с крышкой, через который осуществлялась посадка наводчика (его тогда называли командир башни или башнер) и командира. Заряжающий имел свой круглый люк справа от командирской башенки, и тоже получил свой прибор МК-4 в крыше башни. На части танков ставилась новая литая башня более округлых очертаний. В 1943 г. было выпущено несколько сот огнеметных танков ОТ-34. На них вместо лобового пулемета был установлен огнемет АТО-41. Огневыстрел (выброс зажигательной смеси - 60 процентов мазута и 40 процентов керосина) осуществлялся под давлением пороховых газов от сгорания обычного заряда к патрону 45-мм пушки, толкавших поршень в рабочем цилиндре огнемета. Дальность огнеметания достигала 60-65 м. (для специальной смеси - до 90 м.) по 10 л жидкости в каждом выстреле. Емкость резервуара - 100 л. Их хватало на 10 огневыстрелов.

А сейчас взглянем на Т-34, так сказать, с другой стороны - со стороны противника. Какова была его реакция на появление нового советского танка? В прифронтовые районы были направлены представители заводов и конструкторы, чтобы на месте изучить трофейные танки. По предложению генерала Г. Гудериана, этим вопросом занялась специальная комиссия. О результатах своей работы она доложила немецкому командованию, подчеркнув наиболее выдающиеся с ее точки зрения достоинства Т-34: наклонное расположение брони, длинноствольная пушка, дизельный двигатель. 25 ноября 1941 г. Министерство вооружения поручило фирмам "Даймлер-Бенц" и MAN разработать новый средний танк, исходя из характеристик Т-34. Но, конечно, он должен был превосходить свой прототип во всех отношениях.

Что из этого получилось, мы скажем позже, когда подойдем к событиям 1943 года. Именно тогда, в июле на полях сражений под Курском и Орлом Т-34 встретил новинку германского танкостроения танк "Пантера". А пока немцам приходилось срочно разрабатывать меры борьбы с нашими танками.

Как мы уже говорили, в начале войны в германской армии основным танком был Pz.III. После боев во Франции (май-июнь 1940 г.) Гитлер приказал вооружить его вместо 37-мм более мощной 50-мм длинноствольной пушкой. Однако управление вооружением "словчило" и поставило пушку длиной всего 42 калибра. Узнав об этом, Гитлер пришел в ярость. Однако ошибка была исправлена не скоро. В бой пошли "тройки" модификации F, G, Н с малопригодной для борьбы с новыми танками противоснарядного бронирования пушкой. И только в декабре 1941 г. "тройки" модификации J получили 50-мм пушку длиной ствола 60 калибров. Ее бронебойный и подкалиберный снаряды с расстояния 500 м. пробивали под углом 30". к нормали броню толщиной 59 и 72 мм соответственно.

Была увеличена толщина лобовой брони с 30 до 50 мм (на танках предыдущих модификаций применили экранировку, то есть накладку дополнительных броневых плит). Поставить на "тройку" более мощную пушку не удалось - не было резерва для увеличения массы машины.

Другим средним танком вермахта был PZ. IV. ЭТа машина выпускалась фирмой "Крупп-Грузон" с 1937 г. Потом к ней присоединились и другие фирмы. Выпуск PZ. IV, Самого массового немецкого танка (9500 машин десяти модификаций), продолжался до конца войны. Первоначально он был вооружен короткоствольной 75-мм (24 калибра) пушкой, совершенно не годившейся для борьбы с танками. Но на модификации PZ. IVF2 С марта 1942 г. стали ставить 75-мм пушку длиной ствола 43 калибра - приспособленную для установки в башне новую противотанковую пушку образца 1940 г. В мае 1942 г. танки серии PZ. IVG получили еще более мощную 75-мм пушку длиной 48 калибров. Толщина их лобовой брони путем экранировкой была увеличена до 80 мм. Эта модернизация более или менее уравняла Т-34 и его основного противника в бою PZ. IV - по вооружению и бронированию. Во всяком случае, новая немецкая танковая пушка превосходила наши 76-мм Ф-32, Ф-34, ЗИС-5 по бронебойности. Тем более, что к ней уже был разработан подкалиберный снаряд. Т-34-76 утратил свое огневое преимущество в бою с основным немецким танком 1942-43 гг.

С марта 1942 г. такой же пушкой стали вооружаться немецкие штурмовые орудия на базе танка Pz.III. Кроме того, она, а также русская трофейная 76,2-мм пушка образца 1936 г., снаряд которой обладал высокой бронепробиваемостью (а именно с расстояния 500 м. под углом 30° к нормали 90 и 116мм для бронебойного и разработанного немцами к этой нашей пушке подкалиберного снарядов), были установлены на шасси легких танков Pz.II и 38(t). Эти самоходные установки появились в апреле-июне 1942 г.

Появление нового мощного противотанкового оружия и усиление брони танков немецкой армии не могли не сказаться на результатах боевых действий. Требовалось принять на вооружение более мощные противотанковые средства в виде САУ и полевой артиллерии. В последнем случае это были 57-мм ПТО ЗИС-2 и 76-мм ЗИС-З обр. 1942 г. А что же танковое вооружение? Все та же 76-мм пушка с довольно скромной бронепробиваемостью.

Чем же было вызвано отставание в вооружении наших танков? Ведь еще до начала войны конструкторы, в частности, КБ В. Г. Грабина разрабатывали новые танковые 85-мм и даже 107-мм пушки. Так, для перспективного тяжелого танка КВ-3 (изделие 220) этим КБ была создана 85-миллиметровая пушка Ф-30. Тем не менее ГАУ и ГБТУ решили сосредоточить усилия на разработке 76,2-мм пушки Ф-34 и прекратить работы над танковыми пушками больших калибров.

И вот в ходе войны на часть танков Т-34 стали устанавливать (в основном на машинах выпуска СТЗ) 57-мм пушку ЗИС-4, снаряд которой имел большую бронепробиваемость, чем снаряд Ф-34 (76 и 120 мм для обоих типов снарядов при тех же условиях). ЗИС-4 по существу являлась переделкой противотанковой пушки ЗИС-2. Конечно, уменьшение калибра, а значит, и массы снаряда привело к резкому снижению эффективности его осколочно-фугасного действия. И хорошо, что такими экспериментами увлекаться не стали, хотя по плану завод №183 должен был выпустить около 400 Т-34 с 57-мм пушкой.

Делались и попытки усилить броневую защиту корпуса Т-34. В самом начале войны КБ завода №183 было предложено принять меры по увеличению толщины лобовой бро ни корпуса и башни до 60 мм и изготовить две улучшенные машины) в августе 1941 г. Предполагалось что с 1 января 1942 г. СТЗ перейдет на выпуск таких машин. В осажден' ном Ленинграде провели экранировку лобовых частей корпуса и башни уже выпущенных танков листам толщиной до 15 мм. В 1942 г. завод №112 выпустил точно не установленное количество машин с наваренными экранными плитками на верхнем лобовом листе. Тем самым толщина брони в этом месте увеличилась до 75 мм. Но все это было лишь паллиативом.

Отметим, что осенью 1941 г из-за нехватки дизелей В-2 Ю.Е.Максареву было приказано отработать способы установки в корпусе Т-З4 старого карбюраторного двигателя М-17Т той же мощности, что и В-2 Документацию по этому вопросу следовало передать заводу №112 Эта попытка была осуществлен также и на СТЗ, и не только на Т-34, но и на тяжелом танке KB (разумеется, на ЧКЗ).

Назад| Дальше

Категория: Между войнами | Добавил: Ariec (25.06.2009)
Просмотров: 991 | Рейтинг: 0.0/0
Форма входа
Найти бронемашину
Реклама
Баннерная Сеть ARMY Best Sites
Copyright MyCorp © 2017Конструктор сайтов - uCoz