Бронетехника мира    

-->Вы вошли как Гость | Группа "Гости" .Приветствую Вас  Гость 

Главная | Бронетехника | Регистрация | Вход                                                                                         

Среда, 13.12.2017, 04:13

Меню
Категории раздела
Начало танкостроения [15]
Развитие танковых войск [8]
Вторая Мировая Война [8]
После Первой мировой войны [24]
Наш опрос
Лучший тяжёлый танк Второй Мировой Войны
Всего ответов: 878
Облако тегов
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Популярные статьи
Бронетехника Румынии
Дивизия СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер"
3-я Танковая дивизия СС "Тотенкопф"
2-я танковая дивизия СС "Дас Райх"
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 3
Легкие немецкие танки Первой мировой войны
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 2
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 1
Крейсерский танк CROMWELL(Англия)
Миномет под именем «Тюльпан»
Свежие материалы
3-я Танковая дивизия СС "Тотенкопф"
2-я танковая дивизия СС "Дас Райх"
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 3
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 2
Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 1
Дивизия СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер"
Краткая история СС
Предыстория и причины появления танков
Германские танки Первой мировой войны.Итоги и уроки
Немецкие проекты 1918 года
Главная » Статьи » История БТВТ » Вторая Мировая Война

Бронезащита тяжелых танков ИС и КВ.1941-1945гг. Часть 2




Тяжелые советские танки КВ-1 в бою. К сожалению, устаревшая тактика лобовых атак, используемая нашими танкистами в начале Великой Отечественной войны, не позволяла в полной мере использовать превосходство бронезащиты советских танков над бронепробиваемостью немецких ПТС

    Другим успешным мероприятием по снижению потерь тяжелых танков стало устранение «невынужденных» ошибок в их боевом применении и совершенствование организационной структуры бронетанковых войск. Так к октябрю 1942 г. KB были выведены из состава смешанных танковых бригад и стали использоваться в отдельных полках тяжелых танков, однородных по составу своего танкового парка. Это позволило успешно решить проблемы, связанные с организацией совместных действий машин, сильно различающихся по скорости, проходимости, надежности и т. д. В результате заметно возросла управляемость танковых частей и соединений. Принципы применения тяжелых танков, выработанные на основе глубокого анализа боевого опыта, были закреплены знаменитыми приказами НКО № 306 от 8 октября и 325 от 16 октября 1942 г.

   Все выше перечисленные технические и организационно-тактические меры оказались весьма результативны. Они позволили достичь гармоничного сочетания высокого уровня бронезащиты с другими свойствами и способами применения тяжелых танков. Как следствие, эффективность действий последних существенно возросла. Задача качественного усиления пехоты и средних танков при прорыве вражеской обороны на данном этапе была решена.

    Танки KB-1с сыграли большую роль в ходе контрнаступления Красной Армии зимой 1942/43 г. Но очень скоро ситуация с их боевой живучестью опять изменилась в худшую сторону. Причиной столь болезненной перемены стало завершение процесса перевооружения германских войск. К лету 1943 г. основу противотанковой артиллерии вермахта на наиболее опасных направлениях стали составлять 75-мм ПТП и 88-мм орудия, бронебойные снаряды которых под курсовыми углами, близкими к 0°, уверенно пробивали лобовую броню корпуса и башни КВ-1с на дистанциях 1100—1300 м. Еще недавно избыточный уровень бронезащиты превратился в «болевую точку» КВ. По сути дела тяжелый танк, несмотря на свое более мощное бронирование, оказался одинаково незащищен от новых германских ПТС, как и средний Т-34 (строго говоря, при поражении танка KB бронебойным снарядом заброневой эффект был несколько меньшим, но в большинстве случаев его хватало для вывода машины и экипажа из строя). С повышением же командной управляемости Т-34 различие в боевой живучести между средними и тяжелыми танками практически исчезло.




Танковый десант на КВ-1. С течением времени танки научились быть не просто тупым тараном, а взаимодейство¬вать с пехотой и с другими родами войск. При этом их боевая эффективность повысилась, а потери снизились

    Тенденция к «выравниванию» фактической защищенности КВ-1с и Т-34 стала очевидной еще весной. Соответственно вновь был поднят вопрос о целесообразности производства тяжелых танков. На этот раз его острота усугублялась необходимостью скорейшего оснащения войск тяжелыми самоходными артиллерийскими установками (САУ). В апреле 1943 г. производство линейных KB-1с на ЧКЗ было свернуто, а высвободившееся оборудование задействовано для выпуска разработанных на их базе «артсамоходов» СУ-152.


Танк KB, подбитый в боях в 1942 г.Серьезные ошибки советского командования в применении тяжелых танков летом 1942 г. нельзя объяснить лишь отсутствием тактического опыта у молодых командиров и недостаточной оперативной подготовкой . Прежде все¬го, эти ошибки были обусловлены оперативно-стратегической обстановкой. На юго-западном направлении про¬тивник захватил и прочно удерживал инициативу. Как следствие, действия нашего командования носили вынуж¬денный характер, оперативные решения принимались и проводились в жизнь в условиях жесткого лимита време¬ни. В результате действия недоукомплектованных танковых корпусов и наспех сформированных танковых армий оказывались неподготовленными в плане сосредоточения, разведки, увязки боевых задач, достижения внезапно сти, обеспечения материальными ресурсами и поддержки другими силами фронта. На тактическом уровне это выливалось в разрозненные и неодновременные атаки танков, экипажи которых не представляли себе ни местно¬сти, ни системы огня, ни дальнейшей задачи. Несгласованность и непродуманность этих атак позволяла против¬нику своевременно маневрировать наиболее мощными ПТС. В итоге наши танки вновь и вновь «вязли» на минных полях и гибли под фланговым огнем. В таких условиях огромные потери в танках, в том числе и KB, были неизбеж ны, а героизм советских танкистов позволял достигать лишь частных успехов

   Прекращение выпуска KB-1с не означало отказа от работ над перспективными машинами. Опытно-конструкторские работы по тяжелым вариантам перспективного танка KB-13 продолжались в КБ ЧКЗ и на Опытном заводе. Таким образом, к началу летней кампании 1943 г. впервые за всю войну уровень бронезащиты» наших тяжелых танков оказался ниже уровня бронепробиваемости основных германских ПТС. Производство KB было прекращено, что исключало полноценное восполнение их потерь и формирование новых отдельных тяжелых танковых полков. Накануне решающих сражений 1943 г. Красная Армия не имела тяжелого танка, качественно превосходящего Т-34 при прорыве подготовленной обороны.


Схема бронирования танка КВ-1с.В первую очередь, уменьшение массы KB было достигнуто за счет массы бронезащиты. Сравнив данную схему со схемой бронирования КВ-1 можно увидеть, что подход к снижению массы бронезащиты был дифференцированным: защищающие толщины изменялись с учетом статистической снарядной нагруженности детали и вероятности попадания в нее. Одновременно с уменьшением толщины корпусных бронелистов увеличивалась толщина более нагруженных деталей башни. Кроме того, путем уменьшения заброневого объема была минимизирована площадь бронепреград, особенно,башни

Развитие бронезащиты и боевой живучести тяжелых танков  в 1943 - 1945 гг.

    Как уже отмечалось, к лету 1943 г. германская промышленность завершила перевооружение танковых, противотанковых и пехотных формирований вермахта. Основными калибрами германской противотанковой артиллерии стали печально знаменитые в нашей стране 75 мм и -88 мм. Танковая артиллерия вермахта пополнилась 88-мм пушкой KwK 36 (тяжелый танк T-VIH «Тигр») и новой 75-мм пушкой KwK 42 с длиной ствола 70 калибров (танк T-V «Пантера»). В боекомплект этих орудий наряду с калиберными бронебойными снарядами улучшенной аэродинамической формы включалось также небольшое количество подкалиберных и кумулятивных снарядов. Бронепробивная способность этих ПТС была просто феноменальной


KB-1С из 6-го Гвардейского танкового полка прорыва. 1943 г. Тяжелые танковые полки прорыва в период Курской битвы все еще были укомплектованы танками KB-1с. Лобовая броня этих танков при фронтальном обстреле пробивалась на дальностях порядка 1200-1300 м (!) бронебойными снарядами 75-мм и 88-мм немецких орудий, насыщавших германскую тактическую зону обороны в 1943 г. Бортовая броня корпуса KB при обстреле его на дальности 500 м обеспечивала стойкость к воздействию бронебойно- подкалиберных снарядов 75- и 88-мм орудий лишь под курсовыми углами меньшими 25°, а бронебойных - под углами меньшими 30-35 Кроме того, в условиях хорошо оборудованной в инженерном плане германской тактической зоны обороны образца 1943 г. проблемы у KB возникли не только с защитой, но и с вооружением: 76,2-мм пушка не позволяла эффективно разрушать инженерные сооружения и подавлять укрытые в траншеях полного профиля огневые средства противника



Подбитый танк КВ-1.Отдавая дань памяти погибшему экипажу этого KB, отметим, что в историческом соревновании «меча и щита», брони и снаряда окончательной победы одной из сторон быть не может. Развитие техники делает кратковременной любую победу в этом противоборстве. Особенно быстро это происходит в военное время. В 1942 г. советские танки KB утратили прежнюю неуязвимость, позволявшую им летом 1941 г. ходить в слепые лобовые атаки на противотанковые батареи и танки противника, выдерживая при этом град снарядных попаданий под самыми разными курсовыми углами с предельно малых дистанций. Теперь экипажам KB предстояло постигать новую, единственно верную, философию танкового боя, основанную на знании сильных и слабых сторон своей и вражеской техники. Предстояло учиться маневрировать скоростью и направлением, тонко чувствовать дистанцию боя и безопасные углы маневрирования, по-новому оценивать цели, максимально полно использовать особенности местности, тесно взаимодействовать с другими силами и средствами.

    В это же время завершился переход вермахта к качественно новым принципам построения тактической обороны. Еще в середине 1942 г. она представляла собой слабо эшелонированную (глубина 3 — 4 км) систему опорных пунктов и отдельных узлов сопротивления. Теперь же тактическая зона обороны германской армии строилась как сплошная и эшелонированная в глубину. Главная полоса состояла из трех позиций, каждая из которых, в свою очередь, состояла из двух-трех рядов сплошных траншей. Все позиции занимались войсками. Перед передним краем и в глубине широко применялись инженерные заграждения всех видов. Плотность обороны колебалась в пределах от 4 до 12 км на дивизию. На удалении 10—15 км от переднего края главной полосы создавалась вторая полоса обороны.

Бронепробиваемость основных ПТС вермахта в 1943 - 1944 гг.
 Средства ПТО  Тип снаряда  Дальность(м)  Угол наклона брони (град. от вертикали)  Толщина (мм) пробиваемой брони
 75-мм пушка KwK 40/L48  бронебойно-трассирующий  500  30  95
 1000  30  85
 подкалиберный  500  30  120
 1000  30  95
 75-мм пушка KwK 42  бронебойно-трассирующий  500  30  125
 1000  30  110
 подкалиберный  500  30  175
 1000  30  150
 88-мм пушка KwK 36  бронебойно-трассирующий  500  30  110
 1000  30  100
 подкалиберный  500  30  110
 1000  30  155
 кумулятивный   -  0  1,2 калибра

    Очевидно, что прорыв такой обороны являлся более чем сложной задачей. Но без ее решения операция не могла получить развития. Для вывода на оперативный простор танков эшелона развития успеха требовалось, чтобы на всю глубину тактической обороны противника была пробита сквозная брешь шириной 8-12 км.


Проект танка КВ-3 с усиленной бронезащитой (1941 г.). Решая задачу повышения боевой живучести KB, советские конструкторы пошли по пути повышения его командной управляемости, подвижности и надежности. Время показало правильность такого подхода. Но возникает вопрос, а остались ли к 1942 - 1943 гг. в конструкции KB резервы повышения снарядостойкости танка? Ретроспективный анализ позволяет дать положительный ответ. Во-первых, были исчерпаны далеко не все возможности противоснарядной оптимизации геометрии корпуса: можно было увеличить защищающую толщину бронелистов лобовой части, изменяя углы их наклона. Во-вторых, имелась возможность повысить габаритные толщины брони. Для литой башни эта задача могла быть решена путем увеличения толщин ее стенок, а для сварного корпуса (до освоения более толстого проката) - за счет накладных бронеплит. В-третьих, использование литой основы позволяло более рационально перераспределить бронезащиту башни. Наконец, весьма перспективным был «металлургический» путь. Так, стойкость лобовой детали корпуса к воздействию германских 88-мм бронебойных снарядов могла быть существенно повышена в случае ее изготовления из бронестали не средней, а высокой твердости

    Впервые с задачей взлома глубоко эшелонированной обороны с целью ввода в прорыв танковых соединений и объединений ЭРУ наши войска столкнулись во время Курской битвы. Для прорыва германской обороны на Орловском и Харьковском направлениях советское командование применило невиданное ранее массирование сил и средств. Если во время наступления под Сталинградом средняя оперативная плотность советских войск на участках прорыва составляла примерно 1 дивизию на 3 км фронта и от 30 до 80 орудий и минометов на 1 км участка прорыва, то под Курском этот показатель повысился до 1 дивизии на 1,6 км фронта и до 170 — 230 орудий и минометов на 1 км участка прорыва. Для достижения требуемой степени подавления обороны противника длительность артиллерийской подготовки увеличилась до 2 — 3 часов. После начала атаки артиллерия переключалась на ее сопровождение огневым валом или последовательным сосредоточением огня по наиболее активным участкам обороны противника.

Бронепробиваемость сверхмощных средств вермахта получивших ограниченное распространение в 1944 году.
 Средства ПТО  Тип снаряда  Дальность (м)  Угол наклона брони (град от вертикали)  Толщина (мм) пробиваемой брони
 88-мм пушка KwK 43  бронебойно-трассирующий  500  30  165
 1000  30  215
 подкалиберный  500  30  190
 1000  30  190
 88-мм пушка Pak 43/41  бронебойно-трассирующий  500  0  205
 500  30  180
 1000  0  190
 1000  30  165
 подкалиберный  500  0  275
 500  0  220
 128-мм пушка Pak 44  бронебойно-трассирующий  500  0  220
 1000  0  205

    И все-таки темпы прорыва замедлялись уже в глубине главной полосы обороны. Дело в том, что большая половина (до 60%) артиллерии, сосредоточеннои для проведения артподготовки и поддержки атаки, могла вести огонь на глубину только первой позиции. Кроме того, развединформация о целях на второй и третьей позициях была менее полной. В результате степень подавления противника в глубине его обороны резко снижалась. Артиллерийская поддержка атаки заканчивалась на прорыве первой позиции. Вражеские же войска, занимающие вторую и третью позиции, ко времени выхода атакующих в зону их действительного огня, успевали оправиться от психологического потрясения и начинали оказывать яростное сопротивление.


Принципиальная схема применения танков непосредственной поддержки пехоты (НПП) при прорыве тактической зоны обороны. Основные принципы применения танков при прорыве тактической зоны в сжатой форме были изложены в приказе НКО № 325 от 16 октября 1942 г. и не претерпели существенных изменений на протяжении всей войны, подтвердив правильность своих положений. Основные требования НКО сводились к тому, что отдельные танковые полки являлись средством усиления пехоты и должны были действовать в тесном взаимодействии с ней. Основной задачей танков НПП согласно приказу было уничтожение пехоты противника. Они не должны были отрываться от своей пехоты более чем на 200-400 м. При появлении танков противника основную борьбу с ними должна была вести артиллерия, танки же могли вступать в бой с танками только в случае явного превосходства в силах и выгодного положения (это требование подчеркивалось особо, поскольку, начиная с осени 1941 г., когда наши тяжелые танки использовались как средство ПТО, в сознании молодых командиров-танкистов прочно сидело ошибочное представление, что танки должны воевать с танками). Задачей пехоты при взаимодействии с танками НПП было обнаружение (уничтожение) инженерно-минных заграждений и подавление ПТС противника. Пехота должна была следовать за танками, быстро закрепляя захваченные ими объекты и рубежи. Главной задачей артиллерии являлось непрерывное огневое сопровождение пехоты и танков. Авиация должна была вести борьбу с танками и артиллерией противника и прикрывать боевые порядки своих танков. На практике сочетание темпа танковых атак при прорыве обороны противника с темпом продвижения стрелковых подразделений достигалось тем, что действия танков НПП носили характер последовательного, методического наступления от рубежа к рубежу. В результате средний темп их продвижения в глубине главной полосы обычно не превышал 1,5-2 км/ч, в то время как атаки конкретных объектов велись на большой скорости с обязательным ведением огня с ходу. В случае отхода противника танки НПП отрывались от пехоты и переходили к его преследованию, используя всю свою подвижность. Кроме того, характер самостоятельного продвижения в глубину обороны действия танков НПП приобретали при выходе в зону слабой (или ослабленной в результате арт- и авиаударов) ПТО. Однако и в этом случае их главной задачей оставалось уничтожение живой силы противника и его огневых средств, наиболее опасных для пехоты. При отражении контратак вражеских танков в период 1944-1945 гг. танки НПП стремились действовать из-за укрытий во взаимодействии с САУ и сопровождающими атаку орудиями прямой наводки

   Столь продолжительная артподготовка, имела как свои «плюсы», так и «минусы». С одной стороны, она обеспечивала значительную массу боекомплекта, обрушиваемого на противника, с другой, — давала ему время на подтягивание резервов. Поэтому общей тенденцией развития способов проведения артподготовки на заключительном этапе Великой Отечественной войны стало сокращение продолжительности этого слагаемого артиллерийского наступления с одновременным наращиванием его интенсивности. Повышение интенсивности проведения артподготовки достигалось за счет увеличения удельного веса мощных орудий РГК в составе артиллерийских групп и сокращения, вплоть до полного исключения, составляющей методичного огня на разрушение в пользу огневых налетов. Летом же 1943 г. возможности по «интенсификации» артподготовки были еще очень сильно ограничены, и увеличение ее продолжительности оставалось единственным способом достижения требуемой степени подавления противника. Это был решающий момент прорыва. Значительная потеря темпа продвижения была чревата срывом всей операции, так как противник немедленно начинал переброску резервов к вскрывшемуся направлению удара. Именно в этот момент наступающая пехота особенно остро нуждалась в качественном усилении своих боевых порядков. И оказать ее могли только танки, как единственное средство способное непрерывно сопровождать атаку и немедленно поражать проявляющие себя цели прямой наводкой.


Противотанковые снаряды германских танковых и противотанковых пушек. Основным противотанковым боеприпасом вермахта являлись калиберные бронебойно-трассирующие снаряды (а, с, d). Их характерной чертой был бронебойный наконечник, крепящийся к приварной головке (у 50-мм) или к корпусу (у 75-мм) снаряда с помощью припоя на основе олова. По форме профиля различались простые (50- мм) или фигурные (75-мм) наконечники. Простые наконечники оптимизировались для пробития наклонных бронепреград. Их форма способствовала возникновению нормализующего эффекта при взаимодействии с броней, что снижало вероятность рикошета и уменьшало фактический путь снаряда в броне. Более сложные фигурные наконечники обеспечивали эффективное пробитие как преград с большими углами наклона, так и вертикальных преград. Снаряды без наконечников (37-мм), встречавшиеся в начале войны, эффективно «работали» лишь по бронепреградам близким к вертикальным. Позже с целью повышения аэродинамичности снарядов с бронебойной головкой в их конструкцию был введен приварной баллистический наконечник (начиная с 75-мм). Для увеличения за- броневого действия относительно небольшой вес разрывного заряда компенсировался использованием в шашках детонатора мощного ВВ-тэна. Высокопрочный сердечник из карбида вольфрама был основным элементом в конструкции бронебойно-подкалиберных снарядов (b). Но дефицит этого материала ограничивал выпуск БПС. Главным достоинством подкалиберных снарядов была повышенная по сравнению с калиберными бронепробиваемость, достигаемая за счет более высокой концентрации энергии на поверхность контакта (скорость значительно выше, поверхность контакта меньше). При очевидной неаэродинамичности катушечной формы боеприпаса германским конструкторам удалось обеспечить весьма высокие для того времени значения эффективной дальности стрельбы. При отсутствии в БПС заряда взрывчатого вещества (ВВ) основным заброневым поражающим фактором этого снаряда становились осколки сердечника и брони. Но плотность осколочных потоков зависела от остаточной кинетической энергии, которая в свою очередь определялась дальностью стрельбы, курсовым углом обстрела и характеристиками поражаемой бронедетали. В ряде случаев остаточной заброневой энергии не хватало для вывода машины и экипажа из строя. Воронки ВВ кумулятивных снарядов (е) не всегда имели удачную с позиций струеобразования форму. Технология их изготовления не обеспечивала высокой точности. И это, наряду с высокими скоростями вращения, снижало как пробивную способность кумулятивной струи, так и ее заброневое действие. В результате пробиваемость КС не превышала 1,1 калибра (клб). С другой стороны, конструкция воронки обусловливала нерациональную аэродинамическую форму КС, что вело к быстрой потери скорости и сильному рассеиванию

    Но в 1943 г. танка, уровень защиты которого позволял бы эффективно действовать в условиях не полностью подавленной вражеской ПТО, у Красной Армии не было. В качестве танков непосредственной поддержки пехоты (НПП) приходилось использовать все те же KB, давно утратившие свою былую неуязвимость, или Т-34. В условиях тактической зоны, насыщенной противотанковыми заграждениями и имеющей хорошо организованную систему противотанкового огня, танки лишались возможности широкого маневра и обрекались на лобовые атаки «со скоростью пехоты».

    В результате наши потери в бронетанковой технике были огромны. Всего в Курской битве Красная Армия потеряла около 6000 танков. При этом развить тактический успех в оперативный советским войскам удалось лишь на южном фасе Курской дуги. На севере же три танковые армии, принимавшие участие в прорыве хорошо подготовленных оборонительных рубежей германских войск, так и не смогли выйти на оперативный простор и добились лишь выдавливания противостоящей группировки вермахта с Орловского выступа (впрочем, германские ударные группировки на полмесяца раньше в аналогичных условиях не смогли сделать и этого, поэтому, как минимум, некорректно объяснять втрое меньшие потери вермахта в танках на Курской дуге более высоким уровнем германского военного искусства).

    Таким образом, Курская битва остро поставила перед советским .командованием вопрос о необходимости нового танка прорыва. Как известно, это привело к форсированию работ по тяжелой машине на базе KB-13. В результате, к концу 1943 г. были созданы и запущены в серийное производство тяжелые танки знаменитой серии «Иосиф Сталин»: в октябре — ИС-1 (ИС-85), а в конце декабря - ИС-2 обр. 1943 г.


Тяжелый танк КВ-85. Создание КВ-85 по праву может считаться одним из наиболее ярких примеров гибкого подхода к запуску в производство новой боевой машины. В августе 1943 г. в связи с задержкой в разработке ряда корпусных агрегатов нового тяжелого танка ИС-85 было принято решение, как временную меру установить уже разработанную башню с вооружением на незначительно измененный корпус KB-1с. Это позволило повысить боевые свойства KB, а впоследствии - сократить сроки внедрения в производство ИС. Оценивая КВ-85 с позиций защищенности, нельзя не отметить сильную диспропорцию между уровнем защиты башни и корпуса. По своему вооружению КВ-85, как и ИС-1, вряд ли может быть назван танком прорыва, так как 85- мм пушка Д-5, по сути, была противотанковой и в силу своего калибра, баллистики и особенностей боеприпасов, не позволяла эффективно решать задачу разрушения инженерных сооружений или подавления огневых точек и укрытой в траншеях живой силы противника. КВ-85 лучше назвать тяжелым истребителем танков. Для машин такого типа диспропорция в уровне защиты корпуса и башни в пользу последней вполне приемлема и даже целесообразна, поскольку на характерных для них дистанциях боя снарядная нагрузка на башню резко возрастает



Танк ИС-1 с 85-мм пушкой. Боевая масса - 44 т. Максимальная габаритная толщина бронедеталей танка ИС-1: лобовая часть корпуса - до 120 мм, борта корпуса - 90 мм, кормовая часть корпуса - 60 мм, башни - до 100 мм, крыши - 20 мм, днища - 30 мм. Для оценки сложности задач, решенных при разработке бронезащиты танков ИС: максимальная толщина брони КВ-1 обр. 1939 г. составляла 75 мм, масса - более 47 т; максимальная толщина брони КВ-220 (с 85-мм пушкой) - 100 мм, масса - 63 т; максимальная толщина брони КВ-4 (со 107- и 45-мм пушками) - 130 мм, масса - 90 т

    Основное различие между этими танками заключалось в их вооружении. ИС-1 вооружался 85-мм пушкой Д-5Т. ИС-2 получил 122-мм орудие Д-25, которое позволяло не только уверено поражать открыто расположенные цели, но и эффективно решать специфические задачи, стоящие перед танком прорыва: разрушать инженерные сооружения, подавлять укрытые в траншеях огневые, точки и,т. д Что касается бронезащиты, то схемы бронирования ИС-1 и ИС-2 обр. 1943 г. были практически одинаковы (позже толщина крыши корпуса ИС-2, в связи с выявленной опасностью рикошетных проломов, была увеличена за счет соответствующего ослабления днища). Более высокий уровень боевой живучести ИС-2 объясняется устранением технологических просчетов, имевших место при поспешном запуске танка ИС-1 в серийное производство (например, путем изменения режимов термообработки отливок была устранена повышенная склонность к образованию отколов в тыльных слоях корпусных бронедеталей, характерная для первых ИС).\ Поскольку ИС-1 послужил своего рода переходной моделью (по разным данным их было выпущено от 67 до 107 единиц), далее речь пойдет только о танке ИС-2.


ИС-1 после испытаний на обстрел: еще одно доказательство того, что уязвимые места есть у любого, даже у «самого непробиваемого» танка. Вопрос в том, насколько легко поразить его в эти места

    Создание ИС-2 стало огромным шагом в развитии тяжелых танков. Особенно больших успехов удалось достичь в защите корпуса. Бронирование лобовой части корпуса ИС-2 обр. 1943 г. было таким, что при фронтальном обстреле под курсовыми углами близкими к 0° на дальности 500 м исключало сквозное пробитие основными ПТС противника: бронебойными снарядами 88-мм орудий и 75-мм пушек РаК 40, а также подкалиберными снарядами 75-мм танковой пушки KwK 40/L43. Бортовые детали корпуса танка бронебойные снаряды этих пушек при обстреле на дальности 500 м не пробивали в диапазоне курсовых углов, достигающем ±50 — 55°. Если бы уровень защиты башни ИС-2 был таким же, танк мог бы расстреливать позиции германской противотанковой артиллерии с дистанций 300 — 400 м! Но... снарядная стойкость башенных бронедеталей была не столь высока. Причем, если стойкость к сквозным пробитиям у бортов башни была почти такой же как у бортов корпуса танка, то броня лобовой части башни пробивалась бронебойными снарядами 88-мм орудий и 75-мм пушек РаК 40 с дальностей 800— 1000 м.

    Впрочем, возможность поражений танков в столь неблагоприятных для них условиях, как бой в глубине тактической зоны обороны, нельзя исключить в принципе. Например, при попадании в так называемые «противотанковые огневые мешки», танки попросту расстреливались артиллерией противника с ближних дистанций в бортовые проекции под углами близкими к ±90°. Но в целом вероятность непоражения бронезащиты ИС-2 при прорыве тактической зоны обороны противника была весьма высока.


Сварно-литой корпус тяжелого танка ИС-2 обр. 1943 г. Корпуса танков ИС-85 (ИС-1) и ИС-2 состояли из литых бронедеталей (лобовая деталь и подбашенная коробка) и деталей из бронепроката (борта и корма). Литье - наиболее производительный способ изготовления бронедеталей. Но из-за наличия в отливках различных микродефектов стойкость литой брони обычно ниже, чем катанной. Особенно остро эта проблема встает при производстве толстостенных отливок сложной конфигурации. Поэтому разработка (особенно в военное время) промышленной литейной технологии изготовления сложных по форме корпусных бронедеталей с габаритными толщинами до 120 мм, при обеспечении минимального содержания раковин, несомненно, может рассматриваться как огромный успех в броневом деле.  Разработка технологии сварки столь больших по габаритной толщине деталей также являлась сложной научно- технической задачей

    Достижение высокого уровня защищенности ИС-2 стало возможным благодаря реализации в его конструкции принципиально новых технологических решений по бронезащите. Прежде всего, здесь следует назвать переход к сварно-литому исполнению корпуса, что, в свою очередь, стало возможным в результате освоения в промышленных масштабах литья корпусных бронедеталей сложной конфигурации и сварки их с деталями из бронепроката.

    Литое исполнение наиболее ответственных деталей корпуса танка позволило решить две конструктивно-технологические задачи. Во-первых, придать им оптимальную с позиций минимизации массы форму (достаточно сравнить на фотографиях «коробчатую» лобовую деталь корпуса КВ-85 и обтекаемый носовой узел ИС-2 обр. 1943 г.). А, во-вторых, — рационально распределить габаритные толщины бронезащиты в зависимости от статистической снарядной нагруженности высотных поясов корпуса. В результате решения этих задач габа ритную толщину бронирования корпуса ИС-2 в наиболее снарядонагруженных зонах удалось довести до 120 мм, сохранив при этом его боевую массу на уровне KB (выпуск катанной танковой брони такой габаритной толщины удалось наладить лишь через полгода после принятия танка ИС на вооружение).

    Совершенствование конструкции танков ИС-2 велось непрерывно в течение всего периода его выпуска. Но серьезные изменения в конструкцию броневой защиты вносились лишь однажды. В конце мая — начале июня 1944 г. была изменена конфигурация лобовой бронедетали корпуса. Прежняя — имела «ломаную» форму, напоминающую очертания лобовой части корпуса КВ. Новая — стала «спрямленной», похожей в продольном разрезе на лобовую часть корпуса Т-34. Танк, выполненный по такой схеме защиты, получил наименование ИС-2 обр. 1944 г.

Часть 3

Категория: Вторая Мировая Война | Добавил: Ariec (12.02.2012)
Просмотров: 9659 | Теги: ИС-85, тяжелый танк, КВ, КВ-220, ИС, танк прорыва, КВ-1с, танк поддержки пехоты, КВ-3, КВ-85 | Рейтинг: 3.8/4
Форма входа
Найти бронемашину
Реклама
Баннерная Сеть ARMY Best Sites
Copyright MyCorp © 2017Конструктор сайтов - uCoz